Константин Ашифин: «Важно не допустить уловки, которые могли бы привести к переводу зеленых зон под застройку»

В новом сквере «Мирный» на улице Кропоткина высадят 52 клена и 10 лип. Всего же до конца года на улицах Воронежа и в скверах должны появиться 150 новых деревьев. Трудно вспомнить, когда в нашем городе проводили столь же масштабную работу по озеленению, как в текущем году. Но многие начинания сталкиваются с критикой. Порой, вполне справедливой.

Как найти согласие между гражданскими активистами и властью при обновлении города? Как заставить застройщиков бережнее относиться к зеленым насаждениям? И как привлечь бизнес к созданию новых скверов и парков? На эти и другие вопросы сетевому изданию «Обозреватель.Врн» ответил председатель постоянной комиссии по экологии и природопользованию Воронежской городской Думы Константин Ашифин.

Нужно больше «неспокойных» людей

–Сегодня воронежцы, кажется, готовы сражаться не то что за каждый сквер, но даже за каждое дерево. Почему экологический вопрос стал столь острым?

– Не хочется уходить от экологической повестки в политическую, но в наше время существует недоверие между властью и людьми во многих аспектах. Поэтому любое действие, если оно не было объяснено заранее, сталкивается с вопросом: «Почему?» Однако обостренное внимание к «зеленому» вопросу – общемировая тенденция. Мне кажется, люди начинают понимать, что мы живем в экосистеме, и, когда на наших глазах идет ее разрушение, появляется страх.В советское время, когда я был еще школьником, нам рассказывали пугающие вещи: «Смотрите, на Западе люди покупают питьевую воду». Казалось, зачем,ведь можно пить воду из крана? Но теперь это и наша действительность.

– На недавнем заседании постоянной комиссии Воронежской городской Думы по экологии и природопользованию был поднят вопрос о создании некоего «зеленого»совета. Что нового может привнести дополнительный орган?

–Совет поможет объединить усилия разных специалистов в области экологии. Подходы к одним и тем же процессам могут отличаться, что неминуемо приводит к дискуссиям о целесообразности того или иного действия. Поэтому мы предложили на площадке гордумы создать некую структуру, которая могла бы не точечно определять, где какое дерево должно появиться, а заняться стратегическим планированием для формирования единых стандартов. Определив глобальную задачу, мы могли бы выделить какие-то более короткие промежутки времени, чтобы рассмотреть действия власти на этом отрезке в том или ином районе.

Договорились, что в координационный совет по проблемам зеленого фонда войдут депутаты городского парламента: я – Константин Ашифин, а также Юрий Яковлев и Александр Чистяков. Постараемся привлечь к обсуждениям как можно более широкий круг экспертов и активных граждан. Чем больше будет, скажем так, «неспокойных» людей, тем продуктивнее мы сможем работать над теми проблемами, которые сегодня есть в сфере экологии. Ценность гражданских активистов в том, что они болеют душой за свое дело. Общественники, нужно отдать им в этом должное, зачастую первыми начинают бить в колокола, когда видят нарушения. Роль же депутата – наладить общение таких неравнодушных людей с властью

Так, активист Вячеслав Минаков первым сфотографировал травмированные деревья на улице Комиссаржевской. Он обратился к нам. Мы – в городское управление экологии. По этой цепочке вышли на подрядчика. Зафиксировали нарушения, вынесли 25 административных протоколов, виновные были наказаны. Благодаря этому впоследствии были разработаны рекомендации, как проводить строительные и ремонтные работы вблизи деревьев. Мы настояли, чтобы в договоры подряда были включены новые санкции в случае нарушения экологических норм – процент от контракта. Существующий сегодня штраф в одну-три тысячи рублей – не страшен для компаний.

Процент от суммы контракта, учитывая многомиллионные договоры тех же строителей, может стать серьезным барьером для нарушителей, который поможет чувствовать всю ответственность. Нет задачи заработать на этом механизме. Однако уговорами или просвещением, какими бы хорошими они ни были, в вопросе соблюдения правил экологии в городе не справиться, нужны более действенные механизмы.

Пресловутое недофинансирование

–Популярный урбанист Илья Варламов недавно побывал в нашем городе и привлек внимание к состоянию деревьев в центре Воронежа. Справедлива ли, на ваш взгляд, была его критика по отношению к главной улице города?

–Отношусь к критике достаточно спокойно. Но незавершенную работу нет смысла обсуждать. Проспект Революции – главная городская артерия. Это лицо Воронежа. К такой важной вещи, как его обновление, подошли крайне серьезно. Но даже по завершении работ кому-то точно что-то не понравится. Может, претензии будут к тому, что многолетние деревья увезли с улицы и заменили их немецкими кленами. Но каждой действие, касающееся обновления проспекта, широко обсуждалось. И деревья заменили не просо так: новые взрослые и достаточно стойкие деревья должны сформировать новый образ главной улицы. Вместе с тем еще раз подчеркну, что чем больше людей мы будем задействовать в определении глобальной стратегии зеленого развития города, тем легче нам будет достичь впоследствии компромисс.

–Обслуживанием городских парков и скверов сегодня занимаются муниципальные предприятия «ЭкоЦентр» и «Зеленхоз». Недавно появилась идея передать часть их полномочий в управы районов или в частные организации. Как вы относитесь к этому шагу?

–Этот вопрос был поднят после того, как Центральный парк Воронежа после продолжительных ливней несколько раз затопило.  Тогда и задумались, насколько качественно выполняют свою работу муниципальные компании. Появилось предположение, что они не справляются. Однако, на мой взгляд, было бы неверно их ликвидировать и сбросить все обязанности на управы или сторонние частные компании. Считаю, во всем виновата наша пресловутая бюджетная недостаточность, которая приводит к тому, что недофинансированы оба предприятия, штатная численность не соответствует нормам.

Подойдем к вопросу с другой стороны: в «Танаисе» один дворник убирает 21 га. Понятное дело, что он может промести центральные дорожки, но не более. Для сравнения: обслуживание одного гектара Кольцовского сквера обходится ежегодно в сумму порядка 3,5 млн рублей, в «Танаисе» – в 55 тысяч. Нам обещают на следующий год увеличить средства и на содержание зеленых зон, и на полив деревьев.

В целом я противник разрушения муниципальной культуры управления. Если мы начнем отдавать ключевые работы на аутсорсинг, убежден, что со временем вырастет в разы стоимость работ, а вот вырастет ли качество – не уверен. Думаю, решение о ликвидации «ЭкоЦентра» и «Зеленхоза»может лоббировать только заинтересованный профильный бизнес.Необходимо сохранить муниципальные предприятия, ведь когда у тебя есть такой инструмент управления городским хозяйством, ты можешь оперативно реагировать на разные нештатные вещи, на те же потопы.

Воронеж – зеленый город?

– Воронежская Общественная палата обратилась в мэрию и в городскую Думу с предложением принять программу возрождения «Зеленого города». Насколько это реально?Одно из предложений –привлечь представителей бизнеса и промышленности к созданию новых скверов.Чем можно заинтересовать предпринимателей?

– Заставить кого-либо что-то делать практически невозможно. Другое дело – создать условия, при которых бизнесу такие проекты были бы интересны. Вернемся к «Танаису». Сегодня актуален вопрос: как найти концессионера для этого парка? Ведь есть же пример того же «Дельфина». Суть передачи муниципальной собственности в частные руки и заключается в том, чтобы бизнес помог развить территорию, которая городу ничего не приносит. Перед администрацией города и не должна стоять задача извлекать прибыль из таких объектов. Нет, зарабатывать должен сам бизнес с помощью развлекательной инфраструктуры или общепита, но при этом вкладывать средства в развитие окружающей среды, чтобы она соответствовала современным требованиям и была востребована людьми.

По нынешним расчетам инвесторам не интересно вкладывать в «Танаис» средства в большом объеме – а требуется предварительно около 160 млн рублей. Поэтому существует предварительная договоренность, что город субсидирует обновление парка. Например, 60% местная администрация возьмет на себя, а еще 40% составят вложения предпринимателя. Но даже в таком случае городской бюджет практически вполовину снижает нагрузку, связанную с обновлением столь значимого общественного пространства.

В городе применяются и другие механизмы озеленения пустующих пространств: при получении порубочного билета предприниматели или строитель может не оплачивать его, а осуществить компенсационную высадку, согласовав ее объемы и место с городским управлением экологии и районной управой. Но это точечные решения. В целом программа «Зеленого города» хороша тем, что направлена на глобальные цели.

– История с «Северным лесом» показала, что буквально за каждый клочок земли в городе идут споры. Возможно ли при такой ценности участков говорить о новых скверах?

– Люди не раз видели, как на месте бывшего сквера в Воронеже вырастает«коробка» какого-либо здания. Какая битва за «Северный лес» развернулась? А ведь все волнения связаны с недоверием, о котором мы уже говорили. В Коминтерновском микрорайоне вообще нужно ограничить строительство новых объектов. Он уже превратился в средний европейский город по численности населения.

В Воронеже, к сожалению, появляются местами настоящие бетонные джунгли. Считаю, что при жилой застройке необходимо планировать не только будущие школы, детсады и медицинские учреждения, но и обязательно – зеленые общественные территории.  Этого хотят сами люди.

К нам приходит много обращений. Депутаты Воронежской городской Думы, например, инициировали создание нового сквера и установку памятного знака писателю, актеру и режиссеру Василию Шукшину. Общественное пространство облагородили около Дворца культуры имени Кирова.

Сегодня самая актуальная тема –работа над Правилами землепользования и застройки (ПЗЗ) Воронежа. Помните, сколько было споров по зеленым зонам при формировании Генерального плана? А ведь он определил только общее развитие города. ПЗЗ – это уже конкретика. Важно сделать так, чтобы все зеленые зоны стояли на кадастровом учете. Сейчас это не так. Мы настояли на том, чтобы деньги были выделены на кадастровые работы. Важно не упустить ни одного сквера, не допустить уловки, которые могли бы привести к переводу зеленой зоны в общеделовую, а далее по стандартной схеме – под застройку. Этого нельзя допустить. Это самое главное.

Виктор Левшаков

Это интересно