Алексей Антиликаторов: «Если упустить контроль над ситуацией, завтра мы можем получить мини-рынок на площади Ленина»

По Воронежу за последнее время прокатилась волна протестных акций, организованных предпринимателями. Свое недовольство высказывают владельцы нестационарных объектов, павильонов на мини-рынках и ярмарках. Жалобы владельцев малого бизнеса – хоть и самые разнообразные – по сути сводятся к одному: городские власти лишают торгующих возможности работать на привычных местах.

Согласны ли с такой трактовкой ситуации в администрации Воронежа? К чему стоит готовиться местному предпринимательскому сообществу? Об этом в интервью корреспонденту «Обозреватель.Врн» рассказал вице-мэр Воронежа Алексей Антиликаторов.

Вот, новый переход

– Алексей Александрович, многих горожан волнует ситуация с подземным переходом возле Цирка, на ул. Кирова.

– Если честно, и меня тоже.

– Известно, что в завершающей стадии находится конкурс по передаче этого объекта в концессию. И считается, что после заключения договора на торговле в переходе будет поставлен крест: несмотря на многочисленные протесты предпринимателей, киоски придется снести.

– На самом деле ситуация не настолько мрачная, как вы описали. Сейчас мы готовим к реализации другой механизм – к слову, о его возможности мы говорили и раньше. По итогам отбора мы постараемся вменить концессионеру обязанность предложить предпринимателям, которые торгуют в переходе, преимущественное право размещения в нем. То есть владельцы смогут сохранить свои места. Правда, здесь пока мы можем говорить только о потенциальном инвесторе: на текущий момент в конкурсе принимает участие лишь одна компания, но рассмотрение заявок назначено только на 2 ноября.

– То есть для передачи перехода в концессию демонтировать павильоны не обязательно?

– Не совсем. Потенциальный механизм таков: если победитель конкурса выразит готовность не сносить киоски, а «забрать» переход вместе с имеющимися торговыми точками – не обязывая торгующих выселяться, мы не станем настаивать на демонтаже торговых объектов. Это довольно справедливый шаг, свойственный социально-ответственному бизнесу. То есть предприниматели в переходе останутся – по крайней мере, те, кто придет к договоренности с концессионером. Конечно, вряд ли все – тем, кто не согласится, придется уйти.

– Но если никакого массового сноса не будет, то что принципиально изменится? Для чего все это было затевать?

– Безусловно, предприниматели смогут остаться на своих местах – но только после поведения реконструкции перехода. Обновление будет идти поэтапно: на время модернизации конкретного участка торгующим, естественно, придется временно покинуть эту зону, но после завершения ремонта они смогут вернуться на свои места. Затем придет черед их соседей – за этот счет не потребуется закрывать единовременно весь переход. Это совершенно нормальный процесс, характерный и для торговых центров: когда там проводится ремонт, бизнес соглашается на временную приостановку работы, чтобы быстро провести обновление и снова открыться. Ничего уникального в таком подходе нет.

– Но эти этапы могут и растянуться на несколько лет – условия договора подобное позволяют?

– Только в теории. Я считаю, что концессионер не заинтересован в затягивании сроков реконструкции – ведь, как и всякий бизнесмен, он ориентирован на прибыль. Пока объект закрыт на реконструкцию, он будет терять деньги. Естественно, это никому не нужно.

– Кстати, о выгоде. Вы согласны с утверждением, что вариант аренды, который предлагали предприниматели, для города более благоприятен в финансовом плане?

– Нет, совершенно. Деньги в бюджет мы можем получать только на основании рыночной оценки, которую сами заказываем. А для оценки нет никакой разницы, сдается объект в аренду или в концессию – стоимость «квадрата» была бы одинаковой.

– Но предприниматели заявляли, что готовы платить высокие суммы аренды – 300 млн руб. за 20 лет.  

– Я слышал эти цифры, но есть нюанс: позднее предприниматели заявляли, что оплата концессии для них слишком дорога. То есть сначала они уверяли, что принесут в бюджет за 20 лет 300 млн руб., а потом – что 6 млн руб. в год по концессии для них – неподъемная сумма. Где здесь связь между словами и реальностью?

– Но какие-то расчеты предприниматели приводили?

– Мы не видели подтвержденных какими-то экспертами оценок, хотя просили лидеров предпринимательской группы их подготовить. Но заверения про вложения так и остались словами. Подчеркну – ничем не подтвержденными. О каких 300 млн руб. может идти речь, если владельцы киосков заявляли, что 120 руб. за «квадрат» для них непосильно? Вы давно были в переходе? Состояние, мягко скажем, удручающее: плитка отвалилась, провода висят. Не дай бог сейчас там что-то полыхнет, любое задымление… Поверьте, это не позерство – люди оттуда могут просто не выйти.

– Но если все так плохо, разве сами предприниматели не согласны с необходимостью реконструкции перехода?

– Была целая серия встреч: только я провел их около десятка, и как минимум три прошли под председательством главы города Александра Гусева. И все они прошли по одному сценарию, как под копирку. Мы просили предпринимателей сформулировать их пожелания, а они со странным упрямством настаивали на аренде. Такой вариант для нас, естественно, недопустим – потому что аренда предусматривает преимущественное право по переходу объекта в частные руки. А терять переход из муниципальной собственности мы не собираемся.

– То есть прийти к какой-то договоренности так и не удалось?

– Мы предлагали различные варианты – например, чтобы предприниматели объединились и совместно подали заявку на конкурс концессии. Но они настаивали только – и исключительно – на аренде. Каждый раз встречи у мэра начинались одинаково: «Мы принесли договор аренды, подпишите, пожалуйста». Что мы получили в итоге? Конкурс на концессию – куда предприниматели не заявились. Даже не попытались.

– А как быть с тем, что у нескольких помещений в переходе есть собственники?

– Все просто: когда готовился план перехода в БТИ, принадлежащие частникам помещения из него вырезали. И эти объекты мы в концессию не сдаем.

– То есть переход передается в концессию не полностью?

– Фактически без трех помещений. Но это не создаст никаких проблем – в городе действует дизайн-регламент. После проведения конкурса победитель представит нам свой проект, каким он видит его реконструкцию, а мы выпустим дизайн-регламент, в соответствие с которым владельцы трех помещений в переходе должны будут привести свои объекты. Проект представят, как только будет подписано концессионное соглашение – то есть в ноябре.

Рынок или ярмарка?

– Алексей Александрович, но недовольство высказывают и предприниматели с рынков и ярмарок. Например, с мини-рынка на Димитрова. Его было решено оставить до марта 2018 г. – а дальше?

– Надо сразу сказать: грядущие выборы тут ни при чем. Позиция по рынку на Димитрова транслировалась губернатором Алексеем Гордеевым главе города, а от него – уже нам. Задача такова: если есть техническая возможность, то просьбы людей надо удовлетворить и разместить на этой площадке ярмарку – но уже законную. Администрация города готова на это пойти: хотя организатора ярмарки – если она будет – в любом случае мы будем отбирать на аукционе. Но сейчас нужно понять, возможно ли вообще разместить торговую площадку на этой территории. Требуется учесть несколько моментов: антитеррористическую безопасность Левобережного автовокзала, который расположен рядом, и инженерные сети, которые могут проходить под землей на этом участке.

Пока мы не готовы дать однозначный ответ, проводится оценка. Это довольно кропотливая работа, торопиться с которой нельзя. Подготовить оценку – и, соответственно, озвучить окончательное решение по возможности организации здесь ярмарки – мы сможем в ноябре-декабре.

– Хорошо, но мини-рынок на Димитрова не единственная площадка, которая готовилась под снос. В плане на демонтаж стоит пять ярмарок, которые не прошли приемку.

– Организаторы трех ярмарок сносят свои объекты добровольно. Это ИП Фотов А.Б. и ООО «Выбор» на ул. Циолковского. Еще один бизнесмен, организатор двух ярмарочных площадок НПО «Надежда» Александр Зверев, обратился в суд. Сейчас дело находится в стадии рассмотрения, мы ждем решения. Насколько это затянется, сказать сложно, но я считаю, что судебная перспектива для администрации города вполне позитивная.

– Что в таком случае будет с предпринимателями, работающими на определенных под снос ярмарках?  

– Они находят места на других площадках, причем часто даже без нашей непосредственной помощи. Мы даем контакты организаторов других ярмарок, а дальше они уже начинают общаться между собой.

Программа «лояльности»

– Борьба с нелегальными киосками и павильонами в Воронеже идет уже не первый год. Как Вы оцениваете эффективность этой работы?

– Знаете, горожане сами все видят: если три года назад, когда мы активно запускали этот процесс, в Воронеже было 1,5 тыс. незаконных НТО, то сейчас их около 300-400. Результат есть. Люди отмечают, что улицы города стали чище, и воронежцы довольны – я тоже читаю разные статьи и комментарии к ним. Сейчас ситуация гораздо лучше, чем три года назад, хоть это звучит нескромно. Система демонтажа налажена, теперь нужно запустить модель перехода предпринимателей из незаконных НТО в легальные, надо дать людям альтернативу.

– О какой альтернативе речь?

– Сейчас у нас в разработке находится программа, которая предусматривает временную приостановку демонтажа НТО – если хотите, некий мораторий. Программа интересная, но пока детально ее анонсировать рановато. Суть в следующем: предпринимателям, торгующим незаконно, мы предложим выйти «из тени». Аналогичный опыт есть в Москве.

Что мы предлагаем? Объявить мораторий на установку новых нелегальных НТО, зафиксировать количество имеющихся незаконных киосков на улицах Воронежа. При этом параллельно город будет создавать новые торговые объекты, которые можно взять в аренду. Тогда у предпринимателей-теневиков появится выбор: отправиться под снос или демонтировать незаконные НТО и перейти в легальные арендованные павильоны.

– Но будут ли такие объекты востребованы?

– Думаю, да. Это реальный вариант сохранения бизнеса, люди в нем будут заинтересованы. Незаконное предпринимательство город совершенно не украшает. Недавно сам наблюдал картину: на четырех кирпичах установили вагончик, в нем прорезали окошко для торговли – оттуда выдают пирожки. Разве это нормально – в столице Черноземья, городе-миллионнике?! Эту систему надо менять. Важно понимать: если упустить ситуацию из-под контроля, завтра мы можем получить мини-рынок на площади Ленина.

– И когда можно ожидать запуска этой программы?

– Пока не хотелось бы называть каких-то сроков, но надеюсь, что она появится достаточно скоро.

Беседовала Татьяна Омельченко

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Обозреватель.Врн © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх