Цифровизация и дефициты. Глава Сбера Герман Греф провел на ПМЭФ дискуссию о будущем постковидного мира

Пандемия коронавируса навсегда изменила экономический и общественный уклад в мире – даже после ее завершения он уже не будет прежним. Но как конкретно он может измениться? Об этом в четверг, 3 июня, размышляли на панельной сессии Сбера «Архитектура постковидного мира: технологии, экономика, общество», прошедшей в ходе Петербургского международного экономического форума.

Как отметил модератор дискуссии, Президент, Председатель Правления ПАО Сбербанк Герман Греф, тему посковидного мира выбрали предприниматели – ведь о вызовах, которые перед ними поставила ситуация за последние полтора года, ранее даже невозможно было подумать.

– Что мы можем вынести из нашего полуторагодичного опыта пребывания в таком состоянии? Какие уроки мы уже можем вынести из тех событий, свидетелями или участниками которых являемся? Какие тренды ускорила пандемия? Какие новые тренды зародились в процессе борьбы с этой болезнью? И как быть максимально подготовленными к подобным пандемиям в будущем? – обрисовал круг вопросов мероприятия модератор.

И – добавил, что сегодня экономисты уже выделили основные тренды, сформировавшиеся в мире в качестве реакции на пандемию коронавируса. Первый из них – расслоение по доходам государств и слоев населения внутри стран. Второй – это макроэкономические перекосы, приводящие, в первую очередь, к росту госдолга. И третий – это повальная цифровизация, захватившая все процессы функционирования человека, бизнеса и госуправления.

По словам профессора психологии Гарвардского университета Стивена Пинкера, одной из основных реалий будущего постковидного мира станет резкое увеличение социальных расходов государств после перехода мира к жизни по докризисной модели.

– В США, например, эти расходы резко выросли и при консервативном правительстве Дональда Трампа, а после прихода к власти Джо Байдена их размер увеличился до беспрецедентных 6 трлн руб. в 2021 г., – пояснил на примере эксперт.

При этом, подчеркнул профессор, в тот же период резко выросла регулятивная функция правительств. И возникает вопрос: будут ли готовы власти отказаться от нее по завершении пандемии? Смогут ли они вернуться к прежнему типу отношений?

Журналист-политолог Фарид Закария обратил внимание на факт того, как отреагировала экономика на введение ограничительных мер в связи с пандемией COVID-19. Цифровизация позволила большинству компаний переформатировать систему своей работы, переведя сотрудников на удаленную работу, а процессы – в онлайн.

– В этом компоненте текущую пандемию невозможно сравнить ни с одной другой известной истории, – считает он. – Одной из последних масштабных пандемий можно назвать пандемию гриппа в США в 1957 г., но тогда объекты экономики не закрывались, потому что людям нужно было жить, а для этого требовалось производить различные товары и услуги. О каком переводе в онлайн можно было говорить в то время, когда даже домашний телефон был большой редкостью!

Цифровая экономика, уверен эксперт, после пандемии будет только набирать обороты. И некоторые реалии, к которым пришлось вынужденно прибегать в условиях санитарных ограничений, останутся и в будущем, потому что просто покажут свою бóльшую эффективность по сравнению с традиционными форматами работы.

Но это – касаемо работы, в основном, бизнеса. А какие уроки вынесет из сегодняшней ситуации система государственного управления? Ведь после тех колоссальных финансовых вливаний, которые пришлось осуществить для восстановления экономики, у государств просто не осталось возможности повторить их в случае возникновения подобной угрозы через какое-то количество лет.

По словам Стивена Пинкера, сегодня правительствам необходимо сосредоточиться на разработке систем, которые позволят в случае возникновения угрозы эпидемий и пандемий проводить раннее тестирование заболевания, качественно изолировать зарегистрированных и предполагаемых больных, организовать быстрое производство вакцин. Впрочем, по словам Германа Грефа, подобной системы в настоящее время не существует ни в одной стране земного шара.

Не существует, но – может появиться. Как отметил помощник Президента России Максим Орешкин, подобную систему уже поручил создать в Российской Федерации Владимир Путин – соответствующие положения содержатся в его Послании Федеральному Собранию. Поэтому данную работу здесь планируется провести в течение нескольких ближайших лет.

Говоря же о ковидных реалиях и реакциях на них со стороны государств, Максим Орешкин отметил мощный фискальный ответ со стороны правительств на те вызовы, которые поставил перед ними коронакризис. И – этот ответ обеспечил стремительное восстановление экономики в большинстве пострадавших от пандемии стран. Правда, данный факт, уверен эксперт, уже в ближайшее время приведет к серьезным бюджетным дефицитам. При этом, говорит помощник Президента РФ, вряд ли государства пожелают сохранить свою усилившуюся регулирующую роль после завершения кризиса, хотя системный рост госрасходов произойдет однозначно.

Главным же итогом прошедших полутора лет для экономики Орешкин видит даже не ее цифровизацию, а глубинную трансформацию.

– Это можно назвать «экосистемной революцией», – говорит он. – Старая модель экономики была построена по отраслевому признаку, вокруг конкретного товара или услуги. Сейчас же центром становится не конкретный продукт, а человек и его потребности. Это – глобальное структурное изменение. Здесь должен меняться и бизнес, и государство со своим регулированием. И подход к нему должен быть качественно иным.

Об уникальности кризиса, вызванного пандемией коронавируса, говорил и бывший глава Банка Израиля, экс-Председатель Правления JPMorgan Chase International Джейкоб Френкель. По его словам, уникальность заключается в том, что начался он в системе здравоохранения, впоследствии отразившись на экономике, что привело к росту ожиданий населения и бизнеса по поводу предоставляемых им правительствами в рамках социального контракта услуг. И этот повышенный запрос сохранится и после завершения кризисных явлений. А обеспечить его у властей будет только одна возможность – повысив налоги.

– И здесь важно найти правильный баланс, – уверен эксперт. – Ведь при чрезмерном росте налогов произойдет снижение объемов производства или уход бизнеса «в тень», а при отказе от финансирования этих запросов произойдет сокращение стимулов для развития и производства.

Герман Греф уверен: для государств новая экономическая реальность стала настоящим стрессом, ведь она нарушила фундаментальные основы их существования. В этих условиях от правительств требуется переработать собственное стратегическое видение этих основ.

– Как же реагирует государство? Популизм, сиюминутные решения, шараханья, очень быстрая смена правительств. Долгосрочные политические или экономические тренды сегодня не в моде, – считает глава Сбера.

Подводя итоги дискуссии, Герман Греф отметил еще несколько важных изменений, произошедших в экономике и общественном укладе в связи с пандемией коронавируса.

Так, экстренное развитие онлайн-сферы привело к резкому росту спроса на профессионалов в этой сфере. Вузы просто не были готовы подготовить такое количество специалистов, и теперь им совместно с государством придется решать данный вопрос, на что потребуется не менее пяти лет. Однако переход экономики в онлайн привел и к росту преступности – прежде всего, киберпреступности. И теперь потребуется провести колоссальную работу по созданию систем кибербезопасности – как для граждан, так и для бизнеса, и для государственного управления. Оба этих направления, уверен модератор дискуссии, сегодня выглядят очень благодатными для инвестирования.

– И, конечно же, ключевым преимуществом сегодня является технология. А ее носитель – человек. Поэтому люди становятся главным конкурентным преимуществом, главным капиталом на всем пространстве. Думаю, конкуренция за людей, создание условий для их комфорта и счастья будут основным трендом в пост-пандемийном мире, – резюмировал Герман Греф.

Юрий Бабаян

Это интересно