«Уродство в душе»: Воронежцы опять поспорили о крематории

Более 100 человек собралось в воскресенье, 19 февраля, возле памятника И. С. Никитину, чтобы выразить свое несогласие с проектом строительства крематория на участке, примыкающем к Юго-западному кладбищу.

Как отмечали жители расположенных неподалеку от предполагаемого участка застройки жилых кварталов «Скандинавия» (застройщик – ООО «Инстеп») и «Новый бомбей» (застройщик – АО «Домостроительный комбинат»), реализация проекта приведет к неизбежному ухудшению экологической обстановки на территории, что, соответственно, негативно отразится, в том числе, на стоимости их жилья.

Депутат Воронежской городской Думы Андрей Померанцев (фракция КПРФ) в своем выступлении отметил, что реализация такого проекта могла быть возможной исключительно с попустительства городских властей, за действиями которых стоят «мощные коммерческие структуры».

Отметил парламентарий и тех, кто стоит уже за этой и иными «мощными коммерческими структурами».

– Эта вся тенденция началась с приходом в нашу область москвича по фамилии Гордеев. Начался беспредел, которого мы ранее не видели, – пояснил Померанцев и привел в качестве примера «уродство» в виде строящегося на проспекте Революции отеля «Мариотт», который в итоге приведет к появлению «уродства в душе» каждого, кто будет видеть этот объект.

Вину же губернатора в грядущем строительстве крематория депутат связал с созданием искусственного дефицита земли под расширение кладбищ – с которым городские власти столкнулись еще в бытность предыдущего руководства Воронежа:

– Сергей Колиух пытался добиться от областной власти выделения земельных участков, которые находились на территории города, но были в ведении области, для организации похоронного дела. Область же всеми правдами и неправдами выделение наделов блокировала.

Андрей Померанцев также отметил: кремация – не в традициях православных русских людей. И кивать на языческое время, когда павших в бою воинов сжигали на кострах, сегодня неправильно: с того времени, во-первых, утекло много воды, а во-вторых, тогда кремация как обряд не преследовал цели извлечения прибыли. А сегодня, по мнению парламентария, именно прибыль движет теми, кто организовал процесс строительства крематория.

С депутатом кое в чем можно согласиться. Прежде всего, в том, что опираться на языческую традицию в оценке необходимости возведения крематория точно не стоит. Хотя бы из финансовых соображений. Ведь погребальный обряд древних славян предусматривал не только кремацию (кстати, в очень и очень нечастных случаях), но и тризну – в виде песен, плясок, обильных возлияний и пиршеств, коим традиционные поминки – не чета. Да и воинские состязания были также обязательным атрибутом обряда. Организовать все это – более чем дорогостоящее занятие, совершенно не сочетающееся с целью, которую декларирует будущий застройщик крематория ООО «Воронежское похоронное бюро» – снизить за счет кремации затраты воронежцев на погребение.

А вот с православной традицией можно поспорить. Нет, православие, действительно, выступает за гумацию, но многие собравшиеся религиозный момент в расчет не брали и говорили: они не против кремации и крематория как таковых. Главное – отнести этот процесс подальше от их домов.

Такая несогласованность в посылах выступающих, честно говоря, насторожила.

И этот пример – отнюдь не единственный. Так, выступающие «путались в показаниях» по поводу того, вредит или нет экологии испокон веков существующее здесь кладбище (прав Померанцев – конечно, вредит, отравляя водоносные горизонты), можно или нельзя разместить крематорий за городом (как это возможно, если, по мнению выступавших, областные власти создали специально под этот проект искусственный дефицит земли?), и даже говорили о нецелесообразности использования в работе оборудования производства Чехии – по причине взятого страной курса на импортозамещение. Данная реплика тоже вызвала определенный диссонанс: какая разница в стране-производителе оборудования, если оно – самое высокоэкологичное (тем более, что последнее отечественное производство подобного оборудование развалилось десять лет назад)? Или истинная причина недовольства – не в экологичности?

При всем этом были в ходе митинга и качественно подготовленные выступления. Например, правозащитника Игоря Чебунина, который раскритиковал определенные технические характеристики объекта, предполагаемого к строительству. Или местного жителя Александра Попова, который, говоря о якобы допущенных в ходе подготовки проекта нарушениях, отметил, что письменно обратился за разъяснением в центральный аппарат Роспотребнадзора. То есть, не стал заниматься самодеятельностью и ненужной риторикой, что уже похвально.

Правда, тут есть одно «но». Проекта, который так рьяно критиковали пришедшие на митинг, еще не существует в природе – он будет подготовлен и вынесен на обсуждение только в августе 2017 г. Сегодня можно говорить лишь о схематичных элементах самой идеи – не более чем. Поэтому даже самые «толковые» выступления были рассуждениями, по сути, ни о чем.

Это – о «толковых» репликах. Однако же основное количество выступлений было созвучно с ремаркой местной жительницы Анной Свиридовой, которая отметила:

– Наша цель – жить в безопасном городе. Чиновники забыли, что они должны работать во благо народа – слушать нас и принимать нашу точку зрения в первую очередь.

При всем уважении к выступавшей: в городе проживает куда больше 100 пришедших на митинг человек. И число тех, кому нужен крематорий, куда больше численности всех жителей указанных двух кварталов вместе взятых.

Иван Надвоицкий

***

В тему

Незадолго до митинга ООО «Воронежское похоронное бюро» распространило пресс-релиз, в котором в форме «вопрос-ответ» попыталось заранее дать ответы участникам митинга на интересующие их вопросы. Приведем сообщение без купюр.

– Почему крематорий планируют построить у Юго-Западного кладбища?

– Назначение данного земельного участка не позволяет использовать его под другие объекты. Вокруг располагается зона промышленного назначения (лесные насаждения со стороны поселка Придонской до ЖК «Новый Бомбей» и «Скандинавия», участок от Юго-Западного кладбища до Правобережных очистных сооружений). Близость окружной дороги в этом случае несет только удобство для горожан, которые смогут легко добраться до объекта из любого конца города. На прилегающей территории находится офис МКУ «Администрация городских кладбищ», которое ведет учет, выдает справки и разрешения. Таким образом, все вопросы захоронения или получения документов воронежцы смогут решить, приехав в одно место.

– Не слишком ли близко крематорий будет от жилых домов?

– Размещение крематория возможно на земле, выделенной в соответствии с законодательством РФ и с соблюдением расстояний до жилой застройки. Согласно СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» размер санитарно-защитной зоны до жилых домов должен быть 500 метров. Расстояние до ЖК «Новый Бомбей» составляет 700 метров, до ЖК «Скандинавия» – 900 метров.

– «Ярмарка на Холмистой» располагается всего в 100 метрах от предполагаемого места строительства крематория. Законно ли это?

– Согласно СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03, в пределах санитарно-защитной зоны возможно возведение объектов торговли, общественного питания, поликлиник, спортивно-оздоровительных комплексов закрытого типа и др. Запрещена только жилая застройка. «Ярмарка на Холмистой» относится к объектам торговли. Соответственно, строительство крематория на выделенном участке является правомерным, соответствует всем законодательным и нормативным требованиям.

– От крематория будут вредные выбросы в атмосферу?

– В крематории запланирована установка специализированного оборудования «Tabo» производства Чехии. Оно отвечает российским и европейским стандартам и требованиям безопасности и экологии, используется в сооружениях подобного типа и у нас в стране, и за рубежом. На сегодняшний день – это самое передовое и экологичное оборудование, именно поэтому предпочтение было отдано ему. Оборудования подобного класса безопасности, но отечественного производства, сегодня просто нет.

Кремационная печь – двухкамерная. В первой происходит кремирование тела с гробом. Во второй камере (камера дожига) из отходящих газов выжигаются все продукты сгорания (вредные примеси, твердые дымообразующие частицы). Таким образом, из трубы печи выходит нагретый воздух без следов дыма, гари и без запаха.

– Почему в других городах власти либо переносят строительство крематория за черту города, либо вовсе запрещают его возведение, а у нас нет?

– В каждом городе есть свои особенности и нюансы, разный уровень развития городской среды. Например, в Уфе запретили строительство объекта, когда выяснилось, что участок под крематорий был передан в аренду с нарушениями требований Земельного кодекса (без проведения публичных слушаний, из земель особо охраняемых территорий и объектов). В Набережных Челнах против строительства крематория выступил лично мэр, который заявил, что земли для традиционных захоронений в городе более чем достаточно.

В Воронеже ситуация иная. В городе-миллионнике осталось всего одно открытое кладбище для захоронений – Березовское. Его ресурс будет исчерпан уже к 2018 году. К сожалению, наш город не располагает свободными участками, которые можно было бы отдать под организацию кладбищ. А строительство воронежского крематория за чертой города проблематично с точки зрения отведения и передачи земель сельхозназначения. Кроме того, в этом случае добираться до объекта горожанам будет крайне неудобно.

Все это говорит о том, что нет общего или единого сценария для развития городов. Однако в России не осталось ни одного города-миллионника, где нет крематория. Подобный объект либо уже построен, либо активно обсуждается вопрос его возведения.

Это интересно
2 Комментарии
  1. михаил говорит

    Сразу видно кого автор поддерживает, и кто ему платит)

  2. Илья говорит

    Надвоицкий, это было редакционное задание или тебе платят отдельно в конверте? Вкратце суть статьи такова «Смотрите какой ужас — мэр плохой, губернатор плохой, коррупция-с! А вот крематорий вполне себе, а кто против — дураки!».

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.