Виктория Черникова: «Без четких данных мы построим новые школы, но в них будет некому учиться»

15 октября в России стартует перепись населения. Перед ее началом мы встретились с политологом, доцентом кафедры социологии и политологии ВГУ, экспертом Национальной палаты при губернаторе Воронежской области Викторией Черниковой. Она рассказала, почему перепись касается каждого воронежца, как будут добиваться ее достоверных результатов и зачем изучать этноконфессиональный состав региона.

Нужны четкие данные

– Виктория Владимировна, наверное, один из главных вопросов при проведении всероссийской переписи населения – ее целесообразность. В чем ее основные цели?

– Перепись населения нужна, чтобы грамотно и правильно принимать решения. Да, мы и так изучаем динамику изменения численности населения, она фиксируется, Росстат ведет учет, но при этом он опирается только на официальные данные: регистрация, рождаемость, смертность. Полной картины не получается. Мы, например, не видим динамики расселения, а ведь граждане России совершено спокойно могут перемещаться и жить в любой части страны, и далеко не все переезжающие становятся на учет. Кроме того, динамика численности населения связана с миграционным приростом. Статистика ведется, но тоже неполная. Мы видим, что кто-то приехал, кто-то уехал, есть регионы транзитной миграции, куда люди приезжают и оформляются, а после их там нет. Помимо этого, перепись еще показывает и языковой, национально-культурный компонент, возрастной и половой срез. Эти данные очень важны для принятия решений.

– Это все глобальные цели. А повлияет ли как-то перепись на жизнь простых людей?

– Согласно данным Росстата, в Воронеже сейчас проживает 1 051 000 человек. Но мы же понимаем, что здесь также живут и люди, не поставленные на учет. Вместе с ними население может составлять до 1,5 млн человек. Если мы рассчитаем силы скорой помощи, опираясь только на официальные данные, без учета приезжих и незарегистрированных, то человек будет ждать медицинской помощи не 20 минут, а три часа. Это касается и школ: если официально количество детей сокращается, то новые школы никто не строит, а потом оказывается, что детям некуда идти, и классы переполнены. Или же другая ситуация: без четких данных мы построим новые школы, но в них будет некому учиться, а это нецелесообразный расход бюджета. Это самые простые примеры того, как важны точные данные переписи для воронежца.

 Изменить идентичность и защитить малых

– Какое место в этой переписи занимает этнокомпонент, изучение этноконфессионального состава страны и области?

– В какой-то степени эта перепись будет уникальна, потому что впервые можно зафиксировать двойную национальность, а также несколько родных языков. Не секрет, что сейчас много смешанных браков, где людям очень трудно определиться со своей национальной принадлежностью. Есть также и те, кто меняет свою идентичность, например, как в ситуации с украинцами. В начале XX века в Воронежской области их было порядка 30%, а по данным последней переписи 2010 года — 1,9%. Если они поменяли свою идентичность и стали русскими, вторая традиционная идентичность может сохраняться. Эти показатели нужны, чтобы понять, нужно ли преподавание украинского языка в школах, нужно ли создавать и поддерживать какие-то центры. Конечно, это касается не только украинцев, но и любых других народов Воронежской области.

Кроме того, оценка национального и этноконфессионального состава поможет понять, как идет расселение, какие традиции, и какой способ хозяйствования сохраняется на территории региона. Перепись покажет, есть ли у нас компактные поселения и насколько это влияет на стиль хозяйства и образ жизни. К примеру, нужны ли культовые сооружения в конкретном населенном пункте.

– А какие еще проблемы может помочь решить изучение этноконфессионального состава?

– Если говорить не о Воронежской области, а о России в целом, то перепись показывает, какие этнические группы живут на территории страны, какие требуют определенной защиты и поддержки, как изменилась численность коренных малочисленных народов. У нас есть тунгусо-маньчжурский народ негидальцы, которых по результатам последней переписи 499 человек. И важно понять, что с ними происходит сейчас: численность сохраняется, растет или уменьшается, нужна ли им помощь в сохранении культуры. У нас также есть закон о коренных малочисленных народах, в соответствии с которым коренные и малочисленные народы пользуются определенными льготами, особенно те, кто ведет традиционный образ жизни. Если же мы видим, что представители какой-то этнической группы давно уехали в крупные города, то по отношению к ним закон работает другим образом. Исследование этнического состава позволяет прогнозировать тренды, например, возможны ли конфликты в местах, где резко поменялся состав населения. Встречаются динамичные изменения состава населения, когда из маленького населенного пункта уезжают коренные жители, а на их место переселяются выходцы из постсоветских республик. Изменившийся конфессиональный и национальный состав может повлиять на взаимоотношения с оставшимися местными жителями. Все это прогнозируется благодаря переписи.

– Последняя перепись проводилась 11 лет назад, в 2010 году. Как использовались ее результаты? Что нового мы узнали по ее итогам, прежде всего, об этноконфессиональном составе?

– После переписи 2010 года разработаны решения, касающиеся национальной политики, этнологической экспертизы, были принята программа по дальневосточному гектару. Была продумана поддержка этнического представительства в органах местного самоуправления, потому что часто, даже после объединения регионов, численности представителей этнических групп недостаточно, чтобы избрать своего представителя в муниципальные или региональные органы власти. В таких случаях обеспечивается квотирование.

В Воронежской области есть отдельные этнические группы, которые не любят раскрывать информацию о себе, например, цыгане. Проблема учета цыган стоит перед Росстатом, она же может возникнуть и в предстоящей переписи. С одной стороны, они и сами должны быть заинтересованы, а с другой, это ведь достаточно сложная группа. При этом цыгане разные: одни учатся в школах, получают высшее образование, а другие не хотят выходить на контакт с государством. У нас были попытки работать с лидерами этих групп населения. Им объясняли, что переписываться надо, что это никак не повлияет на их стиль жизни, убеждения, но зато будет очень полезно для понимания картины их проживания и возможности получения льгот.

У нас есть некоторые сложности с казачеством. Казачество не является этнической группой, но они регулярно пытаются продвинуть эту идею. В прошлых переписях мы наблюдали большое количество казаков, и возникает вопрос, к какой же этнической группе они должны относиться. В 2002 году этот вопрос решали по языку, то есть если они отмечали украинский, значит украинцы, если русский, то, соответственно, русские. В 2010 они, как казачество, шли самостоятельно. В этом году такого не будет, и казаки будут вписывать в другие этнические группы, потому что это служивое сословие, и рассматривается оно иначе.

Работа над ошибками

–  После прошлой переписи было немало вопросов к качеству работы переписчиков. Например, бывали случаи, когда они спрашивали лишь о количестве проживающих, поле и возрасте. То есть, полного опроса не было, а значит, возникает вопрос о правдивости данных. Как в этом году решается вопрос качественной работы переписчиков?

– Проблема достоверности сведений всегда возникает, потому что опросный лист большой, и не все люди готовы отвечать. Здесь многое зависит от настроя, и, если переписчик этого настроя не замечает, он может собрать неполные сведения. Безусловно, здесь важна заинтересованность населения, оно должно понимать, что переписаться ему выгодно. В опросный лист не будет записываться фамилия, имя, то есть ни о какой утечке данных речи быть не может. Что касается недобросовестных переписчиков, то да, такая проблема тоже может появиться. Некоторые из них записывают краткую информацию, а за остальной обращаются в базу данных Росстата, МВД и паспортных столов. Это плохая практика, потому что в базах нет полных данных о социальном положение человека. Например, знание об уровне высшего образования общества позволяет нам открывать высокотехнологичные производства. А если у нас нет кадров, как мы можем привлечь сюда инвесторов? Эти данные становятся визитной карточкой области.

Конечно, переписчикам очень тяжело выполнять свою работу, им проще записать краткие данные, нежели потратить час на одну квартиру. Насколько я знаю, они прошли подготовку, с ними проводили инструктаж, у них будут планшеты, чтобы сразу же заносить информацию. Другими словами, есть надежда, что сведения будут наиболее достоверными.

Что же касается фальсификаций, то важно понимать, что Воронежская область — своего рода основа русского населения страны. То есть, русских у нас большинство, и все это прекрасно осознают, у нас нет никакого стимула менять данные, как это иногда происходит в других регионах. У нас также нет коренных малочисленных народов, которые хотели бы получить льготы через перепись. Так что, если переписчики добросовестно отнесутся к своей работе, перепись Воронежской области пройдет показательно, объективно, и мы получим реальную картину происходящего.

–  А в чем вообще были основные сложности прошлой переписи, и как их решали?

–  У прошлой переписи были проблемы. Первая – ее уже исправили — это отказ людей указывать свою национальность. В 2010 году порядка 5% населения ее не назвали. Проблему решил открытый выбор, то есть теперь человеку не придется выбирать из списка предложенных национальностей, он сможет сам записать одну или две, тем самым выбор станет проще. Мы надеемся, что в 2021 году гораздо больше людей заполнят эту графу, ведь 5% – не маленькая цифра. К тому же, пропуск этой графы порождает новые вопросы. Человек не указал национальность, потому что не определился, или он опасается чего-то? Это может стать тревожным сигналом к межнациональной напряженности.

Большой проблемой оставался допуск переписчиков в квартиру. Сейчас этот вопрос решают двумя способами. Во-первых, остаются стационарные пункты переписи, куда человек может прийти и переписаться, во-вторых, теперь сделать это можно и через портал Госуслуг. Это, кстати, особенно хорошо для молодых людей, которые работают весь день, а вечером могут спокойно сесть и переписаться. Не могу сказать, что сделать это совсем просто. Онлайн перепись требует усилий и времени, но, тем не менее, это один из вариантов. Такая услуга тоже стала возможна впервые, в прошлом году ее опробовали, упростили лист, сделали максимально удобной. Кстати, если человек начал переписываться на Госуслугах и не смог до конца разобраться, к нему может зайти переписчик и помочь.

Не до конца решенной остается еще одна проблема. Она касается Воронежской, Белгородской, Курской областей. Сюда приезжает много людей с Севера, они покупают квартиры, живут здесь, но многие остаются зарегистрированными у себя, в северных широтах. Естественно, возникает вопрос, как им переписываться. Если они будут делать это здесь, то возникнут трудности с их стажем и льготами. Если же они будут переписываться там, им придется ехать очень далеко. Госуслуги позволяют решить эту проблему, и люди смогут переписаться без переездов, если находятся вне дома из-за командировки, вахтового способа работы. Это же касается и воронежцев, которые на дни переписи уехали в командировки в другие города или даже страны. Таких людей много, и сайт Госуслуг проблему решает.

В этом году перепись будет проводится среди всех людей, которые живут на одной местности длительное время, и это не обязательно граждане России. В этом числе и иностранные студенты, мигранты, потому что эти люди живут в населенном пункте, пользуются инфраструктурой, услугами, обращаются к врачам, ходят в магазин. Надо понимать, сколько их в реальности. Здесь образовывается еще одна проблема: не все трудовые мигранты готовы раскрывать информацию о себе.

– Из материалов 2010 года понятно, что важной задачей областного центра было закрепление статуса города-миллионника. Как вы думаете, есть ли какие-то подобные цели или пожелания перед этой переписью?

– Конечно, есть желание увеличить число людей и сохранить статус города-миллионника. На самом деле, если мы оценим реальную ситуацию размещения людей в Воронеже, то по многим данным здесь их больше, чем официально зарегистрированных, поэтому риск утратить статус города-миллионника крайне низок. Если же говорить о численности населения области, то здесь мы видим сокращение естественного прироста. Особенно в 2020 году. Ранее его компенсировала миграция, примерно на 75%, но в 2020 году миграционный прирост только на 4,5% возместил убыль населения. Это вызывает опасения и создает риски того, что мы уменьшаемся. Только при помощи объективных данных получится понять, так ли это на самом деле.  Похожая ситуация и с размещением человеческих ресурсов. Важно понимать направленность миграционных потоков: все ли едут в город, сокращается ли численность сельской местности, ведь 2020 год впервые показал прирост населения в 23 районах области. Это достаточно интересная картина.

Мы также рассчитываем увидеть перспективные модели развития. Знаете, как в Америке говорят, «население голосует ногами», все едут туда, где им комфортнее. Если мы видим, что люди переезжают из одного района в другой, значит та модель муниципального развития лучше, и её можно использовать и тиражировать для других.

Портрет области в деталях

– Мы уже коснулись темы онлайн-переписи и Госуслуг. А какие еще изменения появились в программном обеспечении проведения переписи? Что нового с технической стороны сбора данных, все-таки прошло 11 лет, и технологии шагнули вперед?

– Как я уже говорила, переписчики будут приходить с планшетами, куда загружены свои программы сбора данных. Они будут работать сразу с заполнением бюллетеней. Конечно, это удобнее, потому что информация вносится в базу моментально. Это поможет быстрее получить полные данные, ведь раньше публикация окончательных результатов занимала пару лет. Например, мы провели перепись в 2010, в 2011 получили первые результаты, а окончательные были опубликованы спустя 3 -4 года. Сейчас обещают, что уже зимой следующего года полная информация станет доступна. Другими словами, расширение технических средств ускоряет все эти процессы и, соответственно, любые управленческие решения будут приняты быстрее.

– Ну и напоследок хотелось бы получить от вас некий прогноз: как на ваш взгляд, изменился этноконфессиональный портрет Воронежской области за эти 11 лет, прошедшие с последней переписи? И чем это обусловлено?

– Он безусловно изменился. Во-первых, Воронежская область — регион принимающей миграции. То есть, хотим мы или нет, но у нас увеличивается число представителей других этнических групп. В том числе появляются и те группы, которые либо минимально, либо совсем не представлены в этнической картине региона. Например, курды, которых раньше не было. Сейчас увеличивается и число арабов, тоже не характерной для региона этнической группы. Я думаю, будет динамика, пусть и не очень высокая, с украинцами. Вполне вероятно, что численность их окажется примерно такой же, а вот расселение может поменяться. Также же уже наблюдается рост армянского населения. Может быть, появится больше представителей среднеазиатских народов — узбеков, таджиков. Вырастет число северокавказских народов. Это связано с тем, что регион наш достаточно близкий к Москве, с мягким климатом и дающий возможность работы. А на Северном Кавказе, мы знаем, серьёзный уровень безработицы, особенно среди молодёжи. Именно поэтому многие из них сюда постепенно переселяются.

Сократится ли число русских? Это очень большой вопрос. Он связан с тем, что численность изменяется из-за миграции и разных темпов рождаемости, к тому же смена идентичности играет тут не последнюю роль. Многие из тех, кто переселяется с другой этнической идентичностью меняют ее, адаптируясь к местному сообществу. Исходя из этого, сильных сокращений русских не будет, но некоторый спад мы все же заметим из-за сокращения естественного прироста населения. Кардинальных изменений в регионе мы, скорее всего не обнаружим.

Беседовала Полина Суханова

Это интересно