Возможности без ответственности: Что принесет воронежцам переход на прямые договоры с поставщиками коммунальных услуг?

В середине мая первые многоквартирные дома (МКД) в Российской Федерации перейдут на прямые договоры с поставщиками коммунальных ресурсов. Об этом в интервью «Российской газете» на днях рассказал министр строительства и ЖКХ Михаил Мень. Чем это может грозить воронежцам, разбирался корреспондент «Обозреватель.Врн».

Деньги – одним, заботы – другим?

Как отметил глава министерства, в структуре подготовили типовой проект документа, который упростит и унифицирует заключение прямых договоров.

– Порядок заключения такого договора уведомительный. То есть собственникам дополнительно ничего подписывать и обращаться к компании — поставщику услуг не придется. По истечении 30 дней с того момента как ресурсоснабжающая организация уведомит собственников о переходе на прямые договоры, например, повесит объявление на информационном щите подъезда, договор вступает в силу, – отметил министр.

В каком случае будет применяться подобный договор? Как отмечает в разъяснениях к изменению в жилищном законодательстве начальник отдела надзора за начислением платы за коммунальные услуги и установлением нормативов воронежской Госжилинспекции Елена Ковешникова, таких случаев законодательство предусмотрело три. Два из них связаны с непосредственным решением собственников жилых помещений в МКД, а один – с желанием ресурсоснабжающей организации (РСО) перейти на подобную форму расчетов – при условии, что управляющая организация, через которую данные расчеты осуществлялись ранее, имеет задолженность по перечислению средств РСО более чем за два месяца.

При этом и Михаил Мень и Елена Ковешникова отмечают ряд особенностей взаимоотношений между РСО и УК, которые будут характерны при принятии решений о переходе на прямые договоры.

В частности, ответственность за качество поставляемых ресурсов по-прежнему будет оставаться за последними. За корректные начисления жителям также будут продолжать отвечать УК. Бремя сбора средств, начисляемых за общедомовые нужды, тоже останется лежать на управляющих организациях.

При этом, что интересно, самим УК законодатель не предоставил права отказываться от необходимости быть посредником между населением и РСО в вопросах передачи средств за потребленные ресурсы.

Усложнение для ответственных

Чем чреваты указанные положения для сложившейся жилищно-коммунальной системы? Целым рядом факторов. Нельзя сказать, что позитивных.

Во-первых, ответственность за качество поставляемых коммунальных ресурсов. Увы, но в подавляющем большинстве случаев оно – качество – не имеет никакой зависимости от работы управляющей компании или ТСЖ. Если речь идет о протечках на общедомовых сетях – дело одно. Совсем иное дело, если мы говорим о качестве поступающего на входе в дом теплоносителя или напоре воды. В связи с новыми аспектами законодательства может получиться гротескная ситуация, когда РСО подает на дом ресурс недолжного качества, собирает за него деньги, а с претензиями (в том числе, и финансовыми) люди будут должны обращаться непосредственно в УК.

Во-вторых, за УК по-прежнему останется обязанность по сверке начислений жителям. То есть, человек, если у него возникнут вопросы по размеру платы за ресурс, должен прийти в управляющую компанию, которая сформирует запрос в РСО, получит ответ, который потом передаст собственнику. То есть, цепочка удлиняется – ведь УК больше не будет владеть указанными данными в оперативном режиме.

В-третьих, очень непонятной остается система с общедомовыми нуждами. Сегодняшнее законодательство защищает собственников от сверхначислений по данной строке, а вот управляющую организацию – нет. Выходит, что, если в квартире, не оборудованной индивидуальными приборами учета ресурсов, проживает семья из 18 выходцев из Средней Азии, а прописан один человек, то финансовая ответственность за перерасход, например, воды, будет лежать на УК. На УК, а не на специализированной организации, которая получает деньги за ресурс и которая, по идее, должна бороться с неконтролируемым его потреблением. Стоит только поаплодировать разработчикам закона, сделавшим все для того, чтобы РСО могла получить средств по максимуму. Хотя что будут делать УК, из доходов которых будут удерживать данные суммы, в законе не сказано ни слова.

Ну и очень уж любопытной выглядит информация о возможных инициаторах перехода на прямые договоры, среди которых – только сами собственники и РСО. При этом, если желание перейти на работу без посредников продемонстрируют сами жители, поставщики еще должны будут дать свое согласие на это. Без него – никуда. УК же в аналогичных правах отказано.

– Без согласия собственников управляющая компания перевести дом на прямые договоры не сможет, – подтверждает Михаил Мень. – Но, если собственники свою управляющую организацию поддерживают, проблемы нет. Управляющая компания может собрать собственников и объяснить им ситуацию, предложить переход на прямые договоры, на это у нее есть полномочия.

И добавляет: те, кто сам хочет отказаться от прогона денег, как раз являются теми управляющими компаниями, которые хотят зарабатывать на оказании жилищных услуг гражданам, а не управлении чужими средствами.

Получается, закон не просто усложняет жизнь гражданам, но еще и не рассчитан на самых ответственных участников процесса предоставления жилищно-коммунальных услуг?

Не быть ущемленными

Документ, вступивший в силу с 1 апреля 2018 г., вызывает массу вопросов не только у участников рынка, но и у общественников. В частности, ряд проблем при его реализации видит первый заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, строительству и дорогам, исполнительный директор общественной организации «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева.

В частности, эксперт прогнозирует сложности для собственников жилья при решении ими спорных ситуаций с РСО. И главный вопрос здесь – к кому теперь обращаться людям при их возникновении?

– К управляющей компании, но она, вроде, за это не отвечает. К ресурсоснабжающей организации, но она будет отвечать, что это сети в доме, и за это несет ответственность управляющая компания, – говорит она. – При этом, как управляющая компания будет участвовать в вопросе качества услуг, если она не сторона договора, тоже не ясно.

Мнение Разворотневой развивает и директор УК Советского района Павел Матросов.

– По большому счету, переход на прямые договоры между населением и поставщиками мог быть интересным решением, только если этот процесс был бы доведен до логического завершения, – поясняет он. – Что значит «логическое завершение»? Это – полное исключение управляющих компаний и ТСЖ из цепочки оказания коммунальных услуг населению, когда ресурсоснабжающие организации собирают все средства за потребленные ресурсы, занимаются обслуживанием сетей, обеспечивают работу с неплательщиками и выявляют безучетное или бездоговорное потребление. Пока же вся эта работа остается за эксплуатирующими организациями, они будут ущемленными в возможностях вести цивилизованный бизнес – ведь им придется отвечать рублем не только за собственные огрехи, но и за огрехи населения, а также самих поставщиков. Кто здесь окажется «крайним», думаю, объяснять нет смысла…

Юрий Бабаян

Это интересно