«Хитрый гамбит»: Как из машины вице-мэра Воронежа неожиданно «сделали» спецтранспорт

На прошлой неделе в ряде воронежских СМИ появились публикации об аварии, участником которой стал замглавы администрации Воронежа Алексей Антиликаторов. Об инциденте рассказал даже не водитель второго автомобиля – с которым и столкнулась иномарка чиновника, а некий анонимный источник, не имеющий отношения к аварии. Вместе с тем, самому вице-мэру слова не дал никто. Исправить это удалось сегодня: Алексей Антиликаторов поделился своей версией произошедшего с читателями «Обозреватель.Врн».

Вместе на «встречке»

Для начала приведем фабулу истории. Сюжет прост и банален: 17 августа в Рамонском районе Воронежской области действительно произошло ДТП, участниками которого стали два автомобиля – Mazda CX-5, которым управлял Алексей Антиликаторов и Renault Laguna под управлением Алексея Кондрашина. Авария случилась на обычной «двухполоске», в районе дороги на с. Айдарово. Иномарка вице-мэра шла на обгон и врезалась в машину второго участника ДТП, который как раз начал поворачивать налево. От удара оба автомобиля отбросило на обочину – к счастью, в результате столкновения никто не пострадал, хотя оба авто получили серьезные повреждения.

На место аварии вскоре прибыли сотрудники местного ГИБДД: они составили схему ДТП и произвели положенные измерения. По результатам их работы было составлено два протокола – по одному в отношении каждого из участников столкновения. Алексею Антиликаторову автоинспекторы вменили нарушение техники обгона, а Алексею Кондрашину – нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги (в обоих случаях – ст. 12.15 КоАП РФ). Проще говоря, чиновника признали виновным в том, что он неправильно обгонял– не успел завершить маневр до окончания прерывистой разделительной линии, а второго участника – в том, что он не убедился в безопасности при повороте. Каждому из автомобилистов выписали штраф – по 1,5 тыс. руб.

Собственно, на этом единство мнений владельцев столкнувшихся автомобилей и заканчивается. По версии Алексея Кондрашина, вина за аварию целиком и полностью лежит на его оппоненте – поскольку он выехал на встречную полосу, где и протаранил поворачивавшую машину. Однако Алексей Антиликаторов с такой трактовкой ситуации не согласен.

– Я действительно сожалею об этом ДТП, поскольку часть вины за него лежит на мне. Но нарушения, я уверен, допустили с обеих сторон: я – потому что шел на обгон и не успел вернуться в «свою» полосу движения, а второй участник – потому что не убедился в безопасности поворота. За это тоже предусмотрена ответственность, – рассказал вице-мэр. – Была признана наша обоюдная вина, с чем я совершенно согласен.

Казалось бы, на этом история должна была завершиться. Однако на деле все вышло иначе: как пояснил Алексей Антиликаторов, в материалах позднее неожиданно появился второй протокол, составленный сотрудниками ГИБДД – и уже с совершенно другими выводами.

– На тот момент я уже неделю находился в отпуске – хотя где-то писали, что во время ДТП я был в Рамонском районе в свое рабочее время. Через пару дней после аварии я с семьей улетел на отдых, а по возвращении в Воронеж получил вызов в Рамонский отдел ГИБДД – оказалось, что мне выписан еще один штраф, уже за выезд на встречную полосу, – вспоминает чиновник. – Еще раз повторю: с этим нарушением я и не спорил, так что без вопросов расписался, где мне сказали, и оплатил штраф.

Очевидное-невероятное

С этого момента, по словам вице-мэра, в деле об аварии начинает твориться нечто необъяснимое. Во-первых, оказалось, что первый протокол, составленный автоинспекторами в день ДТП, по какой-то причине отменен. Вместо него в материалах появился второй протокол – согласно которому Алексей Кондрашин совершил совершенно другое наказуемое деяение.

Что же инкриминировали автомобилисту, так неудачно «повстречавшемуся» на дороге с иномаркой вице-мэра? Согласно второму протоколу, водитель не пропустил … спецтранспорт. То есть Mazda Алексея Антиликаторова неожиданно «трансформировалась» в автомобиль экстренных служб – спецтранспортом, согласно ПДД, являются машины скорой помощи, пожарных, силовых ведомств.

Алексей Кондрашин, естественно, с этим протоколом не согласился и обратился в Рамонский районный суд.

– Судья, рассматривавший дело, задал совершенно логичный вопрос: «А с каких пор автомобиль частного лица является спецтранспортом?» И я с ним полностью согласен – это какой-то бред, просто маразм! – возмущается Алексей Антиликаторов.

Сотрудники ГИБДД не нашли, чем аргументировать свое мнение перед судьей, так что итог разбирательств оказался совершенно предсказуем: второй протокол был отменен. Тот самый протокол, в котором автомобиль вице-мэра Воронежа назывался спецтранспортом. А раз этот документ больше не имел силы, то виновником аварии – причем единственным – автоматически стал Алексей Антиликаторов.

Интересная деталь: как заверил чиновник, об отмене одного и утверждении второго протокола он узнал, что называется, «по факту» – когда получил повестку в Рамонский районный суд.

– Об отмене первоначального протокола меня вообще не предупредили. Естественно, я этой ситуацией удивлен. Безусловно, я буду отстаивать свои честь, достоинство и право на квалифицированное и честное рассмотрение дела, – подчеркнул Алексей Антиликаторов. – Именно поэтому я обжаловал решение Рамонского суда в Воронежском областном суде.

Круто, ты попал…

Претензий к сотрудникам ГИБДД у вице-мэра Воронежа накопилось немало. Одна из них: почему никто не сообщил ему об отмене протоколов? Ведь по закону Антиликаторов, как участник ДТП, обязан был не только прочитать этот документ, но и поставить под ним свою подпись. И здесь кроется еще одна загадка: по словам чиновника, как раз его «автограф» на протоколе есть.

– Когда я приезжал в Рамонский ГИБДД по поводу штрафа за выезд на встречку, я подписывал там три или четыре бумаги. Признаюсь честно – все их не читал. Возможно, тогда же я подписал и новый – переквалифицированный – протокол, – поделился своей версией вице-мэр. – Но узнал об этом я только в суде, когда начал поднимать материалы: тогда увидел и отмену первого протокола, и новый вариант – они, кстати, датированы одним и тем же числом. Просто поразительная скорость.

Впрочем, история, по словам Алексея Антиликаторова, могла бы и вовсе закончиться миром: если бы вице-мэр согласился заплатить оппоненту определенную сумму за поврежденный автомобиль. Собственно, на этот вариант чиновник был вполне согласен: пока не узнал, что должен отдать за восстановление машины … 1 млн руб.

Как рассказал вице-мэр, на следующий день после аварии ему позвонила женщина, представившаяся супругой второго участника ДТП (данные о разговоре чиновник, кстати, готов в любой момент подтвердить биллингом своего номера). Во время беседы, проходившей на повышенных тонах – что вполне объяснимо в подобной ситуации – звонившая заявила: дескать, мы знаем, кто вы и какую должность занимаете, так что можем устроить вам громкий скандал и даже инициировать увольнение с должности. И тут же предложила вариант, как этого избежать: выкупить разбитый автомобиль за 1 млн руб.

– Поймите, я не отказывался оказать помощь – но в разумных пределах. А эта сумма за них явно выходит. Я предложил альтернативу: все оценивают свой ущерб, стоимость ремонта машины, после чего мы снова созваниваемся и оговариваем окончательную компенсацию. На этой радостной ноте мы и расстались, – делится Алексей Антиликаторов. – Я ждал звонка, но его не последовало. В итоге мы улетели в отпуск, а по возвращении меня ожидала только повестка в суд.

Вернуться к началу

Чего же в итоге добивается чиновник? По большому счету, только возвращения дела на доследование.

– Мне важно было понять для себя, кто в итоге прав в этой аварии, а кто виноват. Я заказал ряд экспертиз, результаты которых однозначно говорят – вина обоюдная, – отметил Алексей Антиликаторов. – Это еще один из аспектов, почему я подал на обжалование в областной суд: в Рамонском суде представленные экспертизы во внимание не принимались ни разу. Почему – для меня загадка.

Кроме того, чиновник заверил, что собирается досконально разбираться с фактом переоформления протокола.

– Я не понимаю, откуда взялся это документ, я не знаю уровень компетенций и мотивацию сотрудника Рамонского ГИБДД, который его оформил. Единственное, чего я хочу – вернуть все к справедливости, как это было изначально. Сейчас суд, отменив – совершенно разумно, повторюсь – второй протокол, признал единственным виновником аварии меня. Не исключаю, что цель всей этой катавасии с протоколами и была таковой – основываясь на очевидном «пробеле» со спецтранспортом, повесить все на меня. Хитрый гамбит, не могу не признать.

На чьей стороне в этой истории правда? Решить этот вопрос должны компетентные специалисты – то есть судьи, подменять которых ни у кого права нет. Остается лишь надеяться, что суд вынесет объективное и справедливое решение – впрочем, на то же надеется и Алексей Антиликаторов.

Татьяна Омельченко

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Обозреватель.Врн © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх