В Воронеже суд подвел компанию к банкротству с помощью адвоката Леонида Зенищева

19-й арбитражный апелляционный суд Воронежской области оставил в силе решение нижестоящей инстанции о взыскании с воронежского ООО «Производственная группа «Смеси и огнеупоры» («СмОг») 4,44 млн руб. в пользу ООО ПО «Оскольская мануфактура». Дело это примечательно целым рядом моментов – прежде всего, тем, что сам факт формирования долга сегодня проверяется полицией на предмет совершения мошенничества. Не менее любопытным является и то, что интересы истца в процессе представлял хорошо известный в Воронеже связями с бывшим вице-спикером гордумы Леонидом Зенищевым адвокат Алексей Голубев.

Тут – верю, тут – не верю

Краткая фабула конфликта такова. «Оскольская мануфактура» обратилась в Арбитражный суд Воронежской области, требуя признать факт поставки сырья, которую ответчик не оплатил. В «СмОг» отрицают факт какой-либо поставки, отмечая при этом, что сотрудник предприятия подделал документы, ставшие основным доказательством истца, уже после того, как был уволен из компании. Доводы ответчика нашли свое отражение в результатах проведенной по решению суда экспертизы, данные действия проверяет полиция на предмет совершения мошенничества, однако служители Фемиды не учли это при вынесении решения.

Не учел суд и многих иных моментов, свидетельствующих в пользу ответчика. В частности, предоставленные данные о типе прицепа, в котором якобы было перевезено за один раз 40 тонн спорного алюминиевого концентрата (при максимальной его грузоподъемности в 12 тонн), о том, что изначальный поставщик груза – фирма, обладающая признаками однодневки, сведения о которой налоговики признали недостоверными, о том, что оттиск печати под документами не соответствует печати ООО «Производственная группа «Смеси и огнеупоры», и т. д. Не обратил внимания суд и на тот факт, что в спорный и последующие периоды ООО ПО «Оскольская мануфактура» не проводило вообще хозяйственных расчетов ни с одним из контрагентов, соответственно, не могло приобрести тот самый концентрат, который якобы поставило в «СмОг».

Единственное, что учли служители Фемиды – это показания водителя, опять же, якобы привозившего груз на территорию ответчика, и – того самого уволенного сотрудника, который, если верить истцу, его принял (хотя, если верить данным экспертизы, принял по подложным документам значительно позже собственного увольнения). Любопытный факт: в своей жалобе в 19-й арбитражный апелляционный суд представитель «СмОг» отмечал, что водителя перед дачей показаний подробно инструктировал адвокат «Оскольской мануфактуры» Алексей Голубев, о чем могут свидетельствовать данные с камер видеонаблюдения. А что касается приемщицы товара – то ее действия как раз и проверяются полицейскими на предмет совершения мошеннических действий.

Эти и ряд иных фактов нашли свое отражение в апелляционной жалобе, однако суд вышестоящей инстанции также не стал обращать на них внимание. Более того – как «Обозреватель.Врн» сообщал ранее, по ходатайству истца наложил обеспечительные меры на средства, находящиеся на счетах ООО ПГ «СмОг», что привело к невозможности расплачиваться с поставщиками и банком-кредитором во время процесса и к появлению банкротного иска со стороны контрагента предприятия.

Как итог – решение 19-го арбитражного апелляционного суда уже, по сути, не играло никакой роли для ООО «Производственная группа «Смеси и огнеупоры», дальнейшая работа которого оказалась парализована. И даже в случае признания бывших сотрудников компании мошенниками и вынесения в отношении них приговора пересмотр этого дела уже не позволит компании восстановить свою платежеспособность и продолжить работу.

Без формализма

В этой ситуации следует особо остановиться на роли представителя истца Алексея Голубева, действия которого представители ООО ПГ «СмОг» просили проверить регуправление Федеральной службы безопасности. Вернее, проверить просили конкретные действия – а именно, факты внесудебного общения с судьями, рассматривающими дело.

В частности, представители ответчика отмечали в обращении в УФСБ, что Алексей Голубев не знакомился с материалами дела через систему «Мой арбитр» – система отмечает все подобные шаги. Следовательно, отдельных документов, например, заключения экспертов, у него не могло быть. Однако в ходе судебного процесса представитель «Оскольской мануфактуры» заявил, что знаком с указанными материалами, и даже оперировал фактами, отраженными в них. Следовательно, документы у него имелись, а получить их он мог исключительно у суда.

Аналогичная ситуация складывалась и со всеми материалами, дополнительно направляемыми в суд ответчиком. Как того требует законодательство, их копии также отправлялись по почте истцу, однако забирать корреспонденцию его представители не приходили. Однако в процессе этими фактами Голубев оперировал свободно, что свидетельствует о его осведомленности по поводу содержимого бумаг. Один подобный момент, к слову, наблюдал и корреспондент «Обозреватель.Врн», присутствуя в процессе по рассмотрению апелляционной жалобы ООО «Производственная группа «Смеси и огнеупоры». Тогда адвокат также подтвердил, что документы он не получил, но их содержание ему известно.

Впрочем, попытка привлечь интерес органов госбезопаности ко внесудебному общению представителя одной из сторон с судьей успехом не увенчалась. Ведомство передало обращение для дальнейшей проверки в Арбитражный суд Воронежской области, а его председатель Александр Кочетков не нашел ничего предосудительного в изложенных фактах, при этом само внесудебное общение не признав вообще.

Размытая доля

Личность Алексея Голубева интересна и тем, что его имя всплывало еще как минимум в одной неоднозначной истории, связанной с корпоративными конфликтами.

Так, как «Обозреватель.Врн» сообщал ранее, 15 января 2013 г. под председательством Голубева якобы состоялось общее собрание участников воронежского ООО «Эколайнер», контролируемого бывшим всесильным вице-спикером Воронежской городской Думы Леонидом Зенищевым. В ходе собрания было принято решение о принятии в состав участников общества третьих лиц – а именно самого Алексея Голубева и собственно Леонида Зенищева, который формально тогда не был владельцем ООО, а действовал через сына Александра, владевшего 27,5% долей.

Основная же доля – в 37,5% – принадлежала на тот момент партнеру Зенищева-старшего, другому депутату муниципального парламента Александру Тюрину. Ее размер после проведения указанного собрания сократился до 24,5%, что лишило его права блокировать значимые для работы предприятия сделки. Зато 8% долей оказалось у Леонида Зенищева, а у Алексея Голубева – 26,6667%.

На первый взгляд, в этом нет никакого криминала, если бы не одно «но». В протоколе общего собрания указывалось, что за включение в состав новых двух участников проголосовали собственники 100% долей. При этом Александр Зенищев в это время отдавал воинский долг Родине, служа в Вооруженных Силах, а Александр Тюрин… находился в следственном изоляторе по подозрению в мошенничестве при возмещении НДС. Таким образом, собственники как минимум 65% в голосовании принять участие не могли по определению.

Впрочем, в своей борьбе с Леонидом Зенищевым Александр Тюрин тогда проиграл – его вынудили продать свою долю в «Эколайнере» бывшему партнеру. «Скукожилась» по состоянию на сегодняшний день и доля Алексея Голубева – до 1,17%. Что, не исключено, все равно приносит какие-то дивиденды, учитывая обороты компании, исчисляемые сотнями миллионов рублей в год.

Правда, от неоднозначного дела «Оскольской мануфактуры» против ООО «Производственная группа «Смеси и огнеупоры» извлечь какие-либо дивиденды у Голубева или его нанимателей получится навряд ли: с предприятия-банкрота долги, увы, истребовать не получится: ни реальные, ни, тем более, мнимые.

Юрий Бабаян

Это интересно

Комментарии закрыты.