Полный колхоз: В Воронежской области крупные агрохолдинги берут верх над крестьянами-«кустарями»

На аграрном рынке Воронежской области доля сельскохозяйственных предприятий в общем объеме стоимости производимой продукции неуклонно растет за счет снижения доли личных подсобных хозяйств. Такие выводы можно сделать из данных, опубликованных на днях Воронежстатом.

Как следует из информации органа статистики, в регионе в период с 2010 по 2015 гг. стоимость произведенной продукции сельского хозяйства выросла почти в три раза (в фактических ценах с 68,2 до 201 млрд руб.). Однако в процентном соотношении показатели основных производителей за исследуемую пятилетку претерпели существенные изменения.

Так, если в 2010 г. доля сельскохозяйственных предприятий составляла всего 39,3% (при 55,7% в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) и 5,0% в крестьянских (фермерских) хозяйствах (КФХ)), то в 2013 г. она выросла уже до 42,3% (ЛПХ – 48,5%, КФХ – 9,2%). В 2015-м же году крупные агрохолдинги и иные сельхозпредприятия нарастили свой процент до 50,6%, причем крестьянские (фермерские) хозяйства за тот же период повысили собственный результат до 10,7%. А вот частные подворья, наоборот, продемонстрировали свой минимум за все время работы в регионе губернатора Алексея Гордеева – 38,7%.

Справедливости ради стоит отметить, что ЛПХ в указанную пятилетку нарастили более чем в два раза объем вырученных за свою продукцию средств (с 38 до 77,8 млрд руб.). Однако у сельхозпредприятий этот показатель вырос аж в 3,8 раза (с 26,8 млрд руб. в 2010 г. до 101,7 млрд в 2015-м), а у КФХ – сразу в 6,3 раза (с 3,4 до 21,5 млрд). Понятно, что рост финансового результата частных подворий, по большей части, отражает рост стоимости сельскохозяйственной продукции, произошедший за исследуемые пять лет, а отнюдь не увеличение собственно сельскохозяйственного производства в этом сегменте экономики. В отличие от фермеров и крупных компаний.

Падение значимости личных подсобных хозяйств за указанную пятилетку наблюдалось по всем направлениям аграрного производства. Так, если в 2010 г. доля ЛПХ в растениеводстве составляла 49,3%, то к 2013 г. она понизилась уже до 46,0%, а к 2015 г. – до 35,4%. В животноводстве снижение оказалось сопоставимым по уровню: 61,7%, 53,0% и 45,2% соответственно. А вот сельскохозяйственные предприятия в этот период активно наращивали свое присутствие на рынке: с 36,5% до 52,5% в растениеводстве и с 42,3% до 49,6% в животноводстве.

Наращивание собственного присутствия на рынке за счет ЛПХ продемонстрировали и фермеры. Но если в производстве растениеводческой продукции КФХ показали ощутимый рост (с 8,4% в 2010 г. до 15,0% в 2015-м), то вот убедить их массово заняться животноводством власти, видимо, не смогли: рост с 1,8% (2010 г.) до 2,3% (2015 г.) можно назвать сугубо номинальным. Даже при условии увеличения финансового результата с 628,2 млн руб. до 1,56 млрд.

Исходя из этих цифр, можно сделать несколько выводов. Первый – оборот всех производителей продукции сельского хозяйства в период с 2010 по 2015 гг. вырос действительно ощутимо. Однако структура этого оборота свидетельствует однозначно: региональные власти при распределении мер господдержки отдают явное предпочтение сельскохозяйственным предприятиям, позволяя им наращивать собственную долю в производстве за счет «кустарного» производителя (здесь можно вспомнить, в частности, меры, принимаемые областными чиновниками для сокращения свинопоголовья на подворьях).

По идее, в такого рода государственной политике нет ничего зазорного: если она направлена на отход от натурального хозяйства на селе. Но сохраняющаяся высокая доля «кустарного» производства не позволяет говорить о том, что в Воронежской области этот отход произошел. Потому что данный процесс обязательно должен сопровождаться переходом владельцев подворий, желающих продолжать заниматься аграрным бизнесом, в ранг фермеров. Рост же стоимостного показателя произведенной аграрной продукцией в КФХ с 5% в 2010 г. всего до 10,7% в 2015-м позволяет говорить не об ощутимом по количеству переходе крестьян в разряд индивидуальных предпринимателей, а, скорее, об укрупнении имеющихся КФХ с выходом на показатели, сопоставимые со средними и крупными сельскохозяйственными предприятиями.

Если все указанные тенденции продлятся и далее, то к 2020 г. регион может ожидать снижение доли производства аграрной продукции в ЛПХ с сегодняшних 38,7 до 20-25% – и то за счет картофеля и овощей, с которыми обласканные областной властью агрохолдинги предпочитают не связываться в связи с большой трудоемкостью процесса. Будет ли это способствовать развитию воронежского села как такового? Если нет, то власти стоит задуматься: в таком случае не исключено усиление миграционных настроений жителей глубинки, что в конечном итоге приведет к нехватке рабочих рук для сельскохозяйственных предприятий. Сможет ли регион сохранить в таком случае свои лидерские позиции в аграрном производстве? Или это уже будет головной болью совсем других людей?

Это интересно

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.