Ничего личного: ЦИК заметил «манию величия» у ушедшего в отставку главы воронежского облизбиркома Владимира Селянина

Скандал с вызвавшими нарекания Центризбиркома манипуляциями с 4 тыс. голосов, отданных на двух приписанных к Воронежской области избирательных участках в столице Приднестровья Тирасполе, получил логичное завершение. Председатель областной структуры Владимир Селянин, ранее подвергшийся жесткой критике главы ЦИК Эллы Памфиловой, все же ушел в отставку: соответствующее решение утвердили члены комиссии 18 октября. Впрочем, даже эта «сакральная жертва», принесенная на алтарь борьбы за чистоту выборов, судя по всему, Центризбирком удовлетворила не до конца: 19 октября комиссия посвятила почти час своего заседания обсуждению итогов работы воронежских коллег.

Формально в рамках повестки члены ЦИК планировали рассмотреть вопрос о результатах проверки расходования средств, выделенных избиркому Воронежской области на подготовку и проведение выборов 2016 г. Однако на деле разбор одного аспекта работы структуры превратился в показательный процесс, за которым наблюдали избиркомы разных регионов страны.

Зампредседателя ЦИК Николай Булаев, ранее отметившийся жесткими высказываниями в адрес теперь уже бывшего главы воронежского облизбиркома, еще в начале своего выступления подчеркнул, что приводить детальную информацию о проверке финансовой деятельности комиссии не будет: отчет будет представлен отдельно. Впрочем, докладчик подробно остановился на инциденте, шум вокруг которого в итоге и стоил кресла Владимиру Селянину: манипуляциях с протоколами двух участковых комиссий приднестровского Тирасполя.

Как уже сообщал Обозреватель.Врн», поводом для скандала послужили разночтения, обнаруженные при проверке документов УИК и данных, введенных представителями теризбиркома Ленинского района Воронежа (к которому были прикреплены участки в Молдавии). Центризбирком заинтересовала «миграция» 4 тыс. голосов: сначала они были засчитаны в копилку «Справедливой России» (позволив лидеру тергруппы, президенту Московского индустриального банка Абубакару Арсамакову рассчитывать на мандат депутата Госдумы), а затем перешли к «Единой России». Кстати, внимание ЦИК к инциденту привлекла коллега банкира по партии (ныне – вице-спикера нижней палаты парламента) Ольга Епифанова. После жалобы справоросса глава Центризбиркома Элла Памфилова жестко раскритиковала Владимира Селянина, пообещав обратиться в Генпрокуратуру РФ с просьбой дать правовую оценку ситуации.

И хотя Селянин претензии справедливыми не признавал, объясняя разночтения плохим качеством сканов протоколов и усталостью членов ТИК, Центризбирком выразил ему недоверие и предложил сложить полномочия. А 13 октября бывший глава комиссии окончательно перестал сопротивляться: в беседе с губернатором Алексеем Гордеевым Владимир Селянин заявил о своем желании уйти на заслуженный отдых.

Зампредседателя ЦИК Николай Булаев в докладе подпустил несколько «шпилек» в адрес бывшего коллеги: в частности, он прямо заявил, что в ТИК Ленинского района «произошла подмена» при вводе протоколов.

— Они не только не зачернены, но и позволяют прочитать, у кого и сколько голосов здесь есть, — заявил Булаев. – Мы считаем, что эти действия были совершены умышленно. В личном разговоре мы объясняли Владимиру Егоровичу (Селянину. – Прим. ред.), что не очень правильно было в этой ситуации спрятаться за спину председателя территориальной избирательной комиссии – насколько я понимаю, там у нас женщина – и хотели бы, что эту ответственность он взял на себя. Мы считаем, что этот факт доказан – факт совершенно неправомерного искажения результата, который приводил бы к перераспределению мандатов внутри партии.

К слову: женщина в этой истории действительно пострадала. Правда, она занимала должность системного администратора комиссии (по решению облизбиркома она получила выговор), а на посту главы ТИК находился Владимир Матвеев – ему коллеги из вышестоящей комиссии рекомендовали сложить полномочия. Но это, видимо, детали.

Одним только рассказом о выборном эпизоде представитель ЦИК не ограничился. Николай Булаев продемонстрировал копию заявления о досрочном сложении полномочий председателя облизбиркома за подписью Владимира Селянина – этот документ датирован 4 декабря 2015 г. Затем замглавы Центризбиркома сослался на другой документ, подписанный 23 декабря 2015 г.: согласно решению комиссии, от обязанностей были освобождены Вячеслав Черепухин (на тот момент – зампредседателя облизбиркома) и Владимир Селянин. Но относительно главы комиссии была сделана пометка – должность он покинул штатную. А уже в январе 2016 г. комиссия приняла другое постановление: назначить Владимира Селянина заместителем председателя облизбиркома, сохранив должность главы вакантной.

— Эти кульбиты мы не смогли объяснить: для чего это сделано и зачем, — заверил Николай Булаев. – По-человечески могу понять, что в то время велась активная дискуссия по поводу того, как будет меняться пенсионное обеспечение госслужащих, об увеличении их пенсионного возраста.

Развивая свою мысль, член ЦИК предположил, что все кадровые решения относительно Владимира Селянина могли быть каким-то образом связаны с получением высокой пенсии (как позднее охарактеризовала ее Элла Памфилова, «золотого парашюта»). Но возмутила проверяющих не величина выплаты (о ней официально никто не упоминал), а тот факт, что в справке-объективке, поданной в ЦИК для утверждения кандидатуры на должность главы облизбиркома, Владимир Селянин был назван председателем комиссии, а не его заместителем.

— Нам кажется, что Владимир Егорович в очередной раз ввел нас в заблуждение, как это было сделано с протоколами комиссий, — подвел к финалу свою речь зампредседателя ЦИК и добавил для сведения коллег из других регионов. – Никакой погони за ведьмами, никакого желания наказать за несовершенные нарушения у Центризбиркома нет. Мы стараемся объективно оценивать то, что происходит в регионах. Но по избирательной комиссии Воронежской области появилось какое-то ощущение «мании величия»: когда человек считает, что ему все можно и что вообще он может делать, что он хочет. Мне кажется, что эта мания величия привела Владимира Егоровича – человека очень уважаемого, очень авторитетного, неоднократно награжденного – к тому, что человеку понравилось место, и он на нем «воцарился».

Заявление суровое, ничего не скажешь. Правда, позднее Николай Булаев попытался немного смягчить удар, заявив, что уход Владимира Егоровича для ЦИК «событие не самое радостное».

— Я считаю, что невозможно провести избирательную кампанию без ошибок. Но вопрос – умышленные они или нет? – заявил представитель Центризбиркома. – Мы с пониманием относимся к проблемам, которые возникают в избирательных комиссиях: не все из них мы делаем публичными, пытаемся кого-то унизить. Но сегодня мы рассмотрели этот вопрос, чтобы ни у кого не возникало сомнений, что мы действуем необоснованно, что решение ЦИК о выражении недоверия – это личное сведение счетов. Ничего личного в данном случае нет.

В заключении обсуждения Элла Памфилова назвала ситуацию с кадровыми перестановками в облизбиркоме «чехардой», которая «тянет на должностное, мягко скажем, правонарушение». Правда, председатель ЦИК признала, что в комиссии пока не принято решение, целесообразно ли передавать материалы проверок в Следственный комитет, однако пообещала направить свои выводы губернатору, Воронежской облдуме и Счетной палате региона.

Кстати, руководство ЦИК фактически заранее поставило крест на возможности возглавить облизбирком нынешним членам комиссии: место Владимира Селянина рекомендовано оставить вакантным, чтобы иметь возможность подобрать на смену проштрафившемуся госслужащему нового управленца.

Возникает вопрос: зачем был нужен такой «суд инквизиции» над человеком, который уже был «отыгран» в нынешнем контексте? Неужели отставки было мало? Для чего потребовалось еще раз начинать кампанию публичного унижения того, кто отнюдь не является столпом системы, а максимум, на что претендовал — на роль ее механизма, причем, не самого значимого.

Тут стоит вспомнить, что в древности у славян самым тяжким преступлением считались танцы на костях усопших. Отсюда, как считает ряд исследователей, берет свое имя жуткий фольклорный персонаж Кощей (Кащей), да и слово «кощунство» – того же корня. Для политической системы России Владимир Селянин, увы, уже — усопший. Так зачем же ЦИК, уподобившись кощеям, кощунственно танцует на костях его карьеры, принесенной в жертву системе, неотъемлемой частью которой является и сам Центризбирком?

 

Это интересно