Патриотизм на флагштоке

Вчера ученики школ Воронежской области впервые начали свой день по-новому – с поднятия флага России. На прошлой неделе подобные новации проанонсировал губернатор Александр Гусев, который дал школам на подготовку к новым реалиям всего четыре дня.

С утра понедельника Telegram-канал областного правительства стал буквально разрываться от новостей о том, как в школах во всех районах Воронежской области дети с педагогами водружали полотнища на флагштоки. В редакции даже стали шутить, пытаясь выяснить точное количество образовательных учреждений в регионе – чтобы спрогнозировать примерное количество постов за день. Хотя в какой-то момент пресс-центр органа исполнительной власти остановился. И, правда, лишнее это. Все к тому моменту всё прекрасно поняли. Не поняли только одного: почему нововведения потребовалось принимать столь стремительно?

Нет, ясно, что ученикам вряд ли сложно потратить лишние пять минут перед занятиями на патриотическую акцию. Еще более ясно, что такие акции становятся особенно важными в условиях спецоперации России на Украине и последовавшей за ней настоящей экономической войной, объявленной России западными странами. Тут никто ничего против не имеет – патриотизм в сегодняшних условиях вырабатываться не просто должен, но и обязан, тем более, у детей и подростков. Однако является ли поднятие флага само по себе инструментом, вырабатывающим патриотизм?

Что такое патриотизм как таковой? В толковом словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, считающемся едва ли не каноническим, слово это определяется как «преданность и любовь к своему отечеству, к своему народу». И мы понимаем, чтобы сформировать эту преданность и любовь, одного лишь водружения триколора на флагшток будет однозначно недостаточно.

Для настоящей работы по патриотическому воспитанию молодежи нужны реально работающие дорогостоящие государственные программы, в реализацию которых должны быть вовлечены все, кто задействован в работе с несовершеннолетними: педагоги, родители, представители правоохранительных органов, власти, и т. д. Работа эта требует ежечасного внимания в течение многих лет – в таком случае она будет давать результат. И тогда – да, утро, начинающееся у флагштока, органично войдет в эту систему и будет давать результат.

Сегодня же учащиеся, которым таким образом решили внезапно привить патриотизм, в момент поднятия флага думают не о «преданности и любви к своему отечеству, к своему народу», а о том, что их лишили привычных утренних радостей. Например, возможности чуть пообщаться перед уроками со сверстниками, сыграть в игру на смартфоне, доделать невыполненное домашнее задание или даже выкурить сигаретку за углом – тут уж все зависит от возраста и интересов.

И дело не в том, что дети у нас какие-то не такие или родители их плохо воспитывали. Просто на уровне власти вопросы патриотизма реально глубоко никогда не решались. О нем и задумываться-то предметно стали только в последние лет 10 – и то до реальной масштабной работы в этом направлении руки так и не дошли. Так поможет ли здесь российский триколор, который школьники теперь будут водружать на флагшток каждое утро?

Впрочем, польза от этого решения в перспективе может появиться. Если власти для себя решат, что флаг – это лишь первый шаг. Если дальше они начнут проводить реальную патриотическую работу с детьми. Реальную – это через диалог, разъяснения. Для ведения которых пойдут к молодежи сами. И – будут говорить, объяснять, показывать. Отвечать на вопросы, наконец. Иногда и неудобные. И покажут детям то отечество и тот народ, которых те просто не смогут не любить.

Но это будет чуть сложнее, нежели взывать к патриотической гордости исключительно на примерах Великой Отечественной войны. Готовы ли власти к решению таких задач? Или «утреннего флага» окажется им вполне достаточно?

Юрий Бабаян

Это интересно