Алексей Антиликаторов: «Если есть федеральные деньги, то их надо дать воронежским предпринимателям»

Новый глава АИР – о воронежских бизнесменах, государственно-частном партнерстве и легкорельсовом транспорте

Быть в центре внимания людей для Алексея Антиликаторова – не в новинку. В 24 года получить пост вице-мэра Воронежа? Пожалуйста! Взяться под проклятия предпринимателей за наведение порядка в нестационарной торговле? Ничего сложного! Передача в концессию общественных пространств? Тоже не вопрос! Однако его переход с поста замглавы администрации города-миллионника на должность директора областного казенного учреждения «Агентство инноваций и развития экономических и социальных проектов» (АИР) вызвал изумление.

Без «полной чепухи»

– А чему здесь удивляться? – улыбается руководитель. – Я проработал вице-мэром Воронежа четыре с половиной года, и могу сказать, что реальный «драйв» сопровождал эту деятельность только, наверное, первые года три. Тогда мы создавали новые управления, запускали зачастую резонансные, но очень интересные и правильные проекты. Мы отладили работу фестиваля «Город-сад», создали на пл. Ленина первую новогоднюю площадь без использования бюджетных средств, провели титаническую работу по упорядочению работы нестационарных торговых объектов – о том, что сделано, можно говорить очень долго. Когда же процессы были отлажены, система начала работать в автоматическом режиме, мое вмешательство стало требоваться лишь в случае возникновения форс-мажоров. И в какой-то момент оказалось скучно. Поэтому, когда губернатор Александр Викторович Гусев предложил возглавить Агентство, думал недолго.

– То есть, инициатива изначально шла от губернатора? Просто появлялись слухи о некоем конфликте между Вами и первым вице-мэром Юрием Тимофеевым…

– Я слышал подобные теории заговора. Но это – полная чепуха. С Юрием Васильевичем у нас сложились очень конструктивные отношения. Он много помогал мне, например, в подготовке к концессии парка «Дельфин». Я тоже, когда это требовалось, помогал ему – например, в вопросах, связанных с муниципальным имуществом. Нет, просто мне пришло время уходить, потребовались новые вызовы, и АИР стал таковым. Тем более, что свою карьеру я начинал именно здесь.

– Комментируя свой уход из мэрии, Вы говорили о том, что сделаете выбор в пользу Агентства с вероятностью в 90%. Оставшиеся 10% – что это? Были какие-то реальные предложения, или страховались на всякий случай?

– Если честно, предложение было. Одно. Но – очень интересное. Мог стать директором крупного завода радиоэлектроники. Зарплату предлагали – предел мечтаний! Вот честно – ни в чем бы себе не отказывал. Однако подумал – а что дальше? Ну, заработаю я за несколько лет какое-то количество миллионов, но там – очень четкий потолок. И кому я окажусь нужен лет, например, через пять, когда его достигну? Нет, я поставил перед собой определенные карьерные планы, которые связаны с государственной и муниципальной службой, и буду выполнять их.

Эффективность и расходы

– Александр Гусев, пригласив Вас возглавить АИР, наверняка поставил перед Вами определенные цели. Какие они, если не секрет?

– Целей этих очень много. Вы знаете, что долгое время учреждение было непубличным, осуществляло некий сакральный смысл, суть которого многие  не понимали. И эту ситуацию меня призвали изменить. Могу гарантировать: Агентство станет значительно более открытым, будет регулярно информировать воронежцев о своей деятельности. Здесь появится пресс-служба, мы полностью переделаем сайт, сделав его более отвечающим потребностям предпринимателей. Произойдет много организационных изменений, которые, к слову, начались уже сейчас. Рост эффективности при сокращении расходов – это одна из целей, поставленных губернатором, к которой мы уже начали движение.

– Каким образом?

– Во-первых, за счет оптимизации численности Агентства и фонда оплаты труда (ФОТ). Могу сказать, что наш коллектив сократится без малого на четверть, а ФОТ уменьшится примерно на 19-20%. Произойдет дозагрузка сотрудников, многие из которых сегодня работают в «щадящем» режиме. Кроме того, в течение месяца я внедрю в работу АИР оценку эффективности деятельности на основе ключевых показателей – KPI. Получение премий без выполнения этих показателей уйдет в прошлое.

Сейчас проводится инвентаризация всех проектов, которые сегодня реализует Агентство. От некоторых из них придется отказаться, другие – скорректировать. Я, например, рад, что смог несколько оптимизировать смету ежегодного фестиваля «РИФ-Черноземье» – причем без ущерба для событийного и качественного наполнения мероприятия.

«Зона» притяжения

– В сообщении о Вашей встрече с главой региона на портале областного правительства говорилось о том, что АИР теперь будет совместно с ВИнКо работать по развитию особой экономической зоны (ОЭЗ) в Новоусманском районе. Насколько я понимаю, это – новое направление деятельности для Агентства. Можно рассказать поподробнее, как его планируется осуществлять?

– Работать здесь мы будем совместно не только с ВИнКо, управляющей ОЭЗ, но и с «Агентством по инвестициям». Смысл этой работы – в привлечении качественных резидентов в особую экономическую зону. Мы можем обеспечить для ОЭЗ рекламу, работать напрямую по привлечению резидентов, проводить анализ компаний, которые можно было бы завести сюда для работы.

У Агентства есть большой пул приглашенных экспертов, среди которых – серьезные специалисты от вузовского, научного сообществ, опытные бизнесмены. Мы с их помощью в состоянии провести комплексное исследование любого предприятия, чтобы понять, нужно ли оно в особой экономической зоне. У нас же нет задачи «затащить» сюда любого, кто пожелает зайти. Нужно, чтобы это были серьезные компании с хорошей репутацией, которые создадут рабочие места, начнут выплачивать «белую» зарплату, платить налоги – то есть, работать на нужды экономики Воронежской области. А деньги, получаемые от их деятельности бюджетом, будут впоследствии работать на нужды населения – строительство дорог, инженерных сетей, возведение детсадов, школ и больниц, и т. д.

Есть и еще один аспект в рамках работы по развитию ОЭЗ. Особую экономическую зону можно и нужно использовать для рекламы Воронежской области. Поразительно, но даже наши соседи, говоря о нас, вспоминают разве что Котенка с улицы Лизюкова. Те, кто более «в теме», могут вспомнить отдельные сельскохозяйственные проекты – прежде всего, мясо-молочной направленности. Да, мы очень хорошо «выстрелили» с ними во времена Алексея Гордеева, за что ему можно сказать огромное «спасибо». Но почему бы теперь не «пропиарить» область другими проектами – например, промышленными?

– То есть, ОЭЗ Вы видите, в том числе, качественной рекламной площадкой?

– Однозначно! Мы просто обязаны так ее использовать. Но – не только ее. Будем пробовать расширить рекламные возможности и иных площадок, в работе которых принимает участие Воронежская область. Например, Питерский международный экономический форум, Инвестиционный форум в Сочи – нужно не только участвовать в них, но и организовывать в их рамках работу региональных стендов. Ведь подобные форумы посещают крупные инвесторы, главы иностранных государств – мы должны дать им информацию о возможностях Воронежской области. Да, это будет стоить каких-то денег, но, уверен, эффект от такой работы многократно окупит вложения.

От зерносушилок до велопроката

– Если вернуться к сообщению о Вашей встрече с губернатором. В нем говорилось, в том числе, о том, что Агентство займется анализом федеральных программ и фондов поддержки для оказания адресной помощи бизнесу. Что конкретно имелось ввиду?

– В стране сегодня реализуется большое число национальных проектов и связанных с ними федеральных программ и проектов. Большое количество из них предлагают выделение средств под определенные предпринимательские инициативы. Предлагают средства и частные фонды – например, Фонд Бортника, или «Сколково».

Но воронежские предприниматели зачастую не ведают об этих возможностях. Они производят качественную продукцию, они знают рынки ее сбыта, занимаются ее продвижением. Разве плохо будет, если они получат под свою деятельность те или иные государственные или частные средства?

Могу привести один пример. Не так давно воронежский предприниматель Артем Копылов получил награду из рук Президента РФ. Молодой воронежский парень организовал производство зерносушилок – да такого качества, что конкуренты «отдыхают». По поручению Александра Гусева я встретился с ним, рассказал об имеющихся формах поддержки – у него глаза загорелись! Теперь будем вместе с ним работать, развивать его бизнес под кураторством Агентства. Может, войдем с ним в особую экономическую зону.

Губернатор видит задачу Агентства в том, чтобы произвести инвентаризацию всех программ и фондов, понять, как выделяются эти средства и проработать точечно с предприятиями механизмы, используя которые, они смогли бы получить дополнительное финансирование. В идеале система должна работать так: производственники предоставляют нам исходные данные, которые мы обрабатываем и направляем для участия в этих программах. И это – правильный подход. За его реализацию в структуре АИР будет отвечать целое управление – по работе с инновационными проектами и программами развития. Нам теперь важно, чтобы сами предприниматели, производящие «интересную» конкурентоспособную продукцию, потянулись к нам за этой помощью.

– А если говорить о работе по реализации проектов государственно-частного партнерства – о котором также шла речь в ходе указанной встречи?..

– Ее будет курировать другое управление – по развитию проектов. На самом деле, очень перспективное направление работы, которое я начал развивать, еще работая в мэрии Воронежа. Здесь можно вспомнить, например, проект концессии подземного перехода возле Цирка, о который было сломано столько копий. У меня есть некоторое чувство неудовлетворенности от того, что не увидел его окончательно реализованным на предыдущей должности, но, по согласованию с губернатором Александром Гусевым и главой города Вадимом Кстениным я буду отслеживать его реализацию уже в новом статусе. Также Агентство будет сопровождать проекты реконструкции других подземных пешеходных переходов, парка «Дельфин», внедрение «умных остановок» и проект велопроката, о котором я грезил еще в горадминистрации.

– Можно подробнее об этом проекте?

– По сути, хочется реализовать в Воронеже то, что уже сделано в Москве. На определенном расстоянии друг от друга располагаются пункты велопроката. Человек по карте банка-эмитента берет велосипед и следует на нем из точки «А» в точку «Б», где стоит такой же велопрокат. Там он оставляет велосипед и идет по своим делам. Очень удобный проект с точки зрения логистики, при этом не безумно дорогой по исполнению. Я вижу в нем большой потенциал.

– Но, я правильно понимаю, что только этими проектами деятельность управления не ограничится?

– Разумеется! Проектов предлагают сейчас массу. И добавки в топливо, снижающие его расход, и интересные сетевые инициативы. Надо со всем разобраться и определить, что реализовывать. Кроме того, под то же управление я отдам все, что касается рекламы Воронежской области. Александр Гусев уже поддержал эту идею.

Не ошибиться на миллиарды

– А какое управление занимается вопросами создания легкорельсового транспорта в Воронеже? Ведь эта тема, насколько я помню, также была закреплена за Агентством…

– Совершенно верно. И ей занимается отдельное управление. Плюс – наш московский офис. Тема очень интересная, мы понимаем, куда по ней двигаться, есть четкие задачи, поставленные губернатором, сейчас проходим необходимые процедуры, которые можно назвать этапом, предшествующим разработке технико-экономического обоснования. Работа ведется очень кропотливо, ведь цена ошибки здесь очень высока. Проект в глобальном смысле в зависимости от того, какое будет выбрано техническое решение, потребует вложений на уровне десятков миллиардов рублей.

– Уже есть понимание, откуда их брать?

– Тут тоже рассматриваем различные варианты. Например, в Японии при реализации подобных проектов говорят обычно о трех вариантах финансирования. Первый – при котором 35% затрат берет на себя бюджет страны, столько же – регион, а оставшиеся 30% ложатся на плечи инвестора. Второй – при котором траты в соотношении 50 на 50 процентов обеспечивают государственная и региональная казна. И третий вариант – полностью частное финансирование. Эти же три возможности пока рассматриваются и в нашем случае, но какая из них будет выбрана (или найдена новая – кто знает!), пока говорить рано.

– Вы упомянули про московский офис. Ранее говорилось о том, что им управляет бывший член Совета Федерации Галина Изотова. Так ли это? Насколько важную функцию он выполняет в работе по подготовке проекта создания легкорельсового транспорта в Воронеже?

– Офис, действительно, существует, и он очень важен в нашей работе. Но Галина Изотова им не управляет, хотя является важнейшим звеном в реализации этого проекта. Она, прежде всего, Заслуженный экономист России, обладает большим авторитетом, позволяющим ей более оперативно получать обратную связь в Минтрансе и Минстрое. Галина Изотова, как это сегодня принято говорить, GR-менеджер, без которого проводимая нами работа двигалась бы значительно медленнее.

Без страха «призраков»

– Алексей Александрович, Вы вернулись в АИР после почти пятилетнего отсутствия. Понимаю, что времени прошло еще не так много, но можете ли уже сказать, что сегодня кажется Вам наибольшей проблемой на новой должности?

– Возможно, некоторая косность коллектива, который мне предстоит растормошить. Нужно дать понять людям, что спрашивать с них будут несколько иначе, чем ранее. Но это – вопрос технических «притирок», все получится.

– От Вас можно ожидать глобальной смены команды?

– Не думаю. Многих из тех, кто работает здесь сегодня, я хорошо знаю со времен, предшествующих моему уходу в мэрию. Им просто нужна несколько иная мотивация, их требуется заставить выйти из зоны комфорта. Но ничего невыполнимого в этом я не вижу. Хотя со мной пришли несколько человек из команды, которую я создал в мэрии Воронежа. Например, Евгений Бажанов, работавший в администрации на посту руководителя управления муниципального жилищного контроля, финалист конкурса «Лидеры России».

– И, пожалуй, последний вопрос. Вы, так получилось, сменили на этом посту Владимира Логинова, человека, который помогал Вам строить карьеру с азов. Какие отношения у Вас с ним сегодня, и не довлеет ли над Вами «призрак Логинова»?

–  Особых пересечений у нас с ним сейчас нет, но если будет нужно пообщаться, то никаких проблем с этим ни я, ни, надеюсь, он испытывать не будем. А что касается «призрака» – он есть у меня в сознании. В хорошем смысле этого слова. В моей карьере особое место занимают три человека – Алексей Гордеев, Александр Гусев и Владимир Логинов. И каждый раз, принимая то или иное серьезное решение, я пытаюсь представить, как бы на моем месте поступил каждый из них. И даже попытка подумать, как они, зачастую приводит меня к правильному выходу из ситуации. Поэтому «призрак Логинова» меня не давит – он заставляет меня вспомнить отличную школу.

Беседовал Юрий Бабаян

Фото – Анны Вотиновой

Это интересно

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.