Взгляд изнутри: актеры рассказали о спектакле  «Материнское сердце»

Фото: Воронежский дом журналистов

27 и 28 июня двери Воронежского концертного зала откроются для показа спектакля «Материнское сердце» (18+) в рамках Платоновского фестиваля. В канун долгожданного для сцены столицы Черноземья события прошла пресс-конференция, на которой обсудили импровизацию в спектакле, отношение актеров к своим героям, а также почему вся команда выше, чем отдельный актер.

В пресс-конференции приняли участие: Нина Усатова (Авдотья Громова), Андрей Феськов (Чичиков) и Виктор Княжев (Милиционер Мельников).

Спектакль «Материнское сердце», который в Воронеж привез Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова, основан на рассказах Василия Шукшина, текстах Николая и Елены Рерих и стихотворениях Козьмы Пруткова.

В центре сюжета — история простой русской женщины Авдотьи Громовой, которая отправляется на старом мотоцикле в Москву, чтобы спасти своего сына Витьку от тюрьмы. По пути она встречает людей со своей судьбой и историей. Авдотья старается всем помочь.

Фото: Воронежский дом журналистов

Началась пресс-конференция со слов Андрея Феськова об изменениях в спектакле: 

— У меня с Ниной Николаевной есть импровизационная сцена, где Черт ворует у Авдотьи продукты. Мы каждый раз играем ее по-разному. Я все более изощренно это делаю, а Нина Николаевна более трепетно защищает эту сцену.

Нина Усатова присоединилась к словам Андрея, сказав, что от многих факторов зависит игра актера на сцене, поэтому в каждом спектакле есть что-то новое: 

— Иногда хочется крикнуть что-то от себя. В рамках своей героини можно более эмоционально сказать фразу. Мне кажется, Андрей Могучий, режиссер спектакля, сделал такую основу, которая позволяет это сделать.

Нина Усатова отметила, что роль Авдотьи Громовой является одной из ее любимых:

— Бывает такое, что не твоя роль, или она не про тебя, но ты все равно ее оправдываешь. В Авдотье все мое. Всю боль, которая переплетена в сюжете, я пережила сама. Я как Авдотья выхожу на сцену и говорю свое отношение к этому времени. Авдотья Громова – это образ простой русской женщины. Когда нам вручали «Золотую Маску» за спектакль «Материнское сердце», вызвали меня на сцену. Я сказала, что сыграла свою бабку, маму, себя, да и всю Россию. Сама от себя не ожидала, что так скажу, но это действительно так. 

Андрей Феськов рассказал, что не сразу полюбил своего героя:

— Я честно пытался полюбить Чичикова. Надо отдать должное Андрею Анатольевичу. Он давал разные вариации. Через процесс, параллельную жизнь с главным персонажем у меня возникла внутренняя любовь к нему. Дальше – эта любовь каким-то магическим образом передается зрителям. У меня нет желания понравиться, но внутри себя я его полюбил.

Фото: Воронежский дом журналистов

Нина Усатова поделилась историей с одной из первых репетиций этого спектакля:

— Андрей Могучий разрешал нам импровизировать, когда мы только искали персонажей. У сына Гриши эмоционально очень сложный шукшинский монолог. Я спросила у Андрея, зачем этот монолог. Он сказал: «Нина, главное молчите». В итоге дошло до того, что я вывела его так, что он ушел с репетиции. Я поплакала. Но сейчас я понимаю, что это кульминация спектакля. 

Андрей Феськов дал совет зрителям перед просмотром «Материнского сердца»:

— Я советую прочитать рассказы Шукшина, чтобы сложилось свое представление, был внутренний диалог между тем, что ты понял и что увидел на сцене. Театр Могучего — это всегда обращение к зрителю, общение со зрителем. У нас есть ряд спектаклей, после которых мы собираемся со зрителями и один на один разговариваем. Есть достаточно острые замечания. В частности, спектакль «Материнское сердце» интересен с точки зрения неприятия его. Нам очень хотелось бы пообщаться со зрителем, у которого есть свое виденье. 

Фото: Воронежский дом журналистов

Виктор Княжев посоветовал другое:

— Мне кажется, не нужно никаких   ожиданий по поводу этого спектакля. Мы себе не говорим, хороший спектакль или плохой. Нужно просто прийти открытым для восприятия. 

Виктор Княжев обратил внимание на то, что большую часть «Золотых Масок» они получили именно за  ансамбль: 

— Это мне очень нравится, потому что всегда определяют спектакль. А это значит, что вся команда, которая создает спектакль, собирается и делает спектакль. Тогда он становится выше, чем отдельный актер. Мне кажется, в масштабе и есть призвание театра. Я думаю, что сейчас пик театра. Нам не стыдно, что мы показываем.

Валерия Юрова