Взрывной цикл

Сегодняшний взрыв в лискинском райотделе полиции совпал по времени с выпиской из больницы последнего пострадавшего при другом взрыве – в автобусе маршрута № 10а в областном центре. Тогда, напомним, жертвой ЧП стали две женщины.

Сегодня – тоже не без жертв. Правда, погибли три человека (в числе которых – малолетний ребенок) не от бомбы или ее поражающих элементов, а от огнестрельных ранений, но – нанесенных тем же самым моральным уродом, который позже попытается взорвать райотдел, причинив травмы сотруднику полиции.

У этих двух случаев есть и иные отличия. Сегодняшний взрыв открыто признается правоохранителями. По факту же ЧП в автобусе до сих пор так никто открыто и не признал, что сработало безоболочное взрывное устройство. Хотя версия эта постоянно появляется в СМИ, и никто ее особо не старается опровергнуть. Кроме того, нападение на отдел полиции произошло явно по бытовым мотивам – полностью исключенным в ситуации со взрывом автобуса. Но все равно, два таких ЧП с разницей чуть более месяца в одном регионе – явный перебор.

Я далек от того, чтобы хаять за это власть или правоохранителей. В Воронежской области проживает 2,3 млн чел., психика каждого из которых – загадка, покрытая мраком. Каждому неадеквату в голову не влезть, что у него на уме – не предугадать. Но тенденция, при которой за достаточно небольшой промежуток времени двоим жителям региона пришла мысль использовать взрывное устройство, честно говоря, настораживает.

Воронежская область имеет давнюю «взрывную» историю. Теракт на остановке «Институт генетики» в 2004 г., взрыв газа с обрушением части дома на Ленинском пр. в начале 2008-го – и это, не считая более мелких ЧП, в качестве причин которых официальные органы предпочитают использовать термин «хлопок» вместо «взрыва». Но столь крупных и резонансных событий, как в августе-сентябре столица Черноземья не помнила, пожалуй, с того самого января 2008-го.

Есть ли шанс, что после этих двух происшествий наступит не менее длинный перерыв в этой трагической «летописи» региона? Разумеется, есть. Но дать его могут исключительно правоохранители и политики. Если найдут виновных, отдадут их под суд и добьются максимально жесткого для них наказания. Чтобы никому больше не было повадно хвататься за взрывчатые вещества.

И, знаете, есть надежда, что сегодняшнего подрывника в итоге вычислят, задержат и осудят. Бытовой конфликт, как-никак, к которому причастен, как это говорят, обычный среднестатистический житель области. Показательная порка ему обеспечена – и, можно предположить, сочувствовать ему мало кто будет.

Куда все интереснее с тем, понесут ли наказание организаторы подрыва в автобусе? Да и вообще, признают ли власти и следователи происшествие подрывом как таковым? Ведь в таком случае придется вникать во взаимоотношения перевозчиков, а там ниточки могут привести к более чем серьезным людям, трогать которых в современном обществе не принято.

Но, рискну предположить, что без этого обезопасить регион от дальнейшего использования неадекватами взрывных устройств, увы, не получится…

Юрий Бабаян

Это интересно