Дмитрий Крутских: «Власти не исполняют своих обязательств перед перевозчиками»

Одной из самых обсуждаемых тем последних дней в Воронеже стала информация о предстоящем повышении стоимости проезда в пассажирском транспорте. По данным из разных источников, цена поездки в городских автобусах вырастет на 2 руб. – до 17 руб. И пока одни жители областного центра возмущаются по поводу очередного «грабительского роста» тарифов, а другие предлагают довести цену билета до «круглой» цифры в 20 руб., корреспондент «Обозреватель. Врн» предложил высказаться по поводу предстоящего повышения стоимости эксперту – председателю городского Совета руководителей транспортных предприятий, главе совета директоров ГК «Автолайн» и депутату Воронежской гордумы Дмитрию Крутских.

– Дмитрий Борисович, на днях появилась информация о грядущем росте стоимости проезда. Горожанам действительно стоит готовиться к подорожанию поездок в автобусах? 

– А я до сих пор не знаю сам. На протяжении двух лет у нас происходит одна и та же ситуация: перевозчикам обещают увеличить стоимость проезда, но реально этого не происходит. Так оно продолжается и весь последний месяц – то транспортным компаниям обещали повышение тарифа с 1 апреля, потом плавно перенесли на 10 апреля, а затем сказали – не позднее первой половины апреля. Последняя информация из управления по тарифам – возможно, повышение произойдет после 20 апреля. И все эти «возможно» и «вероятно», которые на сегодняшний день мы слышим от органов исполнительной власти города и области, никакой конкретики не добавляют.

Пока ситуация на рынке складывается таким образом, что предприятия, веря в соблюдение условий договоров, которые с ними заключались зимой 2015 г., на протяжении двух лет свои обязательства выполняют – в первую очередь, обновляют подвижной состав. Думаю, жители города это видят, да и статистика красноречиво свидетельствует о достаточно активных темпах этого процесса. Но мы говорим об очень затратных мероприятиях: ведь автобус нельзя сравнить с обычной «легковушкой» для поездок домой или на дачу – это дорогостоящее транспортное средство, которое в силу большого пассажиропотока за 5-7 лет амортизируется на 100%. Когда в 2015 г. с компаниями заключались долгосрочные пятилетние договоры, перевозчики приободрились – у них появилась возможность выстраивать экономику на перспективу, приобретать новые комфортные автобусы, рассчитывая, в том числе, на привлечение каких-то лизинговых или кредитных схем. А сейчас все это оказалось на грани краха.

– Почему?

– Все просто. При заключении договоров администрация города брала на себя обязательства по установлению стоимости проезда – то есть перевозчики обновляют технику, а мэрия каждый год повышает стоимость проезда. Если буквально читать этот договор – и все перевозчики с этим согласны, говорю как председатель городского совета руководителей транспортных предприятий – то ситуация такова: в феврале 2015 г. с компаниями были заключены соглашения, соответственно, следующее подорожание проезда должно было произойти не позднее марта 2016 г., и еще одно – не позднее апреля 2017 г. Но два года мы ждем обещанного – и терпим убытки.

– А общественники, например, да и чиновники зачастую говорят наоборот – о сверхприбыльности бизнеса пассажирских перевозок… 

– Слушайте, я много лет в этой сфере, начинал еще в 2000 г. с покупки пары автобусов и выстраивании работы на конкретном маршруте. За эти годы видел множество людей, которые точно знают, как должно быть в идеале – книг-то по этому поводу написано много, прочитать их может каждый. Но до сих пор среди критикующих мне не попадался человек с реальным опытом руководства крупным предприятием или коллективом – хотя бы больше сотни человек. Ни одного! Теория очень сильно отличается от практики, почему-то об этом у нас принято забывать, к сожалению.

С представителями власти еще интереснее – в Воронеже еще ни один чиновник не похвалил перевозчиков. Наоборот – любое совещание в мэрии начинается с обвинений в том, что транспортные компании «плохие» – и работать не умеют, и от пассажиров одни жалобы, и сервис не на европейском уровне. Вот в чем-то даже соглашусь – есть проблемы и недоработки. Но если мы хотим понять ситуацию, а не просто огульно критиковать кого-то, давайте возьмем другой пример – скажем, завтра установим максимальную цену на хлеб в размере 10 руб. И что мы получим? Думаю, что в таких булках не будет должного содержания муки, а от покупателей посыплются жалобы.

На рынке пассажирских перевозок все то же самое: поверьте, если вы хотите диктовать какие-то условия игры, то в первую очередь должны понимать экономику транспортного предприятия. И если есть какие-то сомнения по поводу частных компаний, можно посмотреть на муниципальное предприятие – МКП «Воронежпассажиртранс». Казалось бы, у него нет лизинговых платежей за новую технику, никаких взносов по кредитам – но почему тогда организация каждый год срабатывает с убытком в 40-60 млн руб.? Ответ один – перевозить пассажиров при существующем тарифе невыгодно.

– Хорошо, но какая стоимость проезда на текущий момент была бы оптимальной? 

– На мой взгляд, мэрии достаточно просто «догнать» свои обязательства, прописанные в контрактах. Если грубо считать – каждый год тариф должен расти на 2 руб. То есть в 2016 г. стоимость проезда уже должна была составлять 17 руб. – а эту ставку нам сейчас только обещают, – а в апреле 2017 г. речь должна идти уже о 19 руб. Ведь изначально, когда эти соглашения прорабатывались, над их составлением работали явно неглупые люди, ориентировавшиеся на серьезные расчеты. Повторюсь: для текущего года 19 руб. – тариф оптимальный, но только при условии его повышения в следующем году до 21 руб. И тогда мы с вами будем видеть постепенное динамичное развитие и совершенствование системы перевозок в городе. А при существующем положении дел мы опять будем отставать.

– Дмитрий Борисович, но можно легко предположить, что горожане оценят рост тарифа негативно. 

– С одной стороны, да. Но надо трезво оценивать ситуацию – как за это время подорожало топливо (а это приблизительно половина расходов транспортного предприятия). В 2015 г. литр дизельного обходился в 25-26 руб., а сегодня за него приходится отдавать 33-35 руб. Вот и простая арифметика – тариф должен индексироваться соответственно, а не отставать на годы. И кто бы что ни говорил, но пользоваться такси все равно будет дороже, а насчет личного автомобиля и сравнивать не приходится: посчитайте расходы на бензин (примерно 10 л топлива в день) и банальную парковку в центре. Плюс добавьте сюда амортизацию своей машины на каждую поездку и транспортный налог – сумма выйдет очень немаленькая. Так что даже при доведении стоимости проезда в общественном транспорте до 22-23 руб. пользоваться автобусами будет дешевле и проще. А при таком тарифе мы все увидим и новый подвижной состав, и нормальную систему организации пассажирских перевозок. Поверьте, это не я придумал – посмотрите на другие города-миллионники, причем даже не берем Москву или Санкт-Петербург. Для примера – Нижний Новгород, Казань, Омск – там стоимость проезда гораздо выше, чем в Воронеже, но и подвижной состав принципиально иной.

С другой стороны, посмотрите на причины недовольства людей ростом тарифа – я специально слежу за разными опросами на эту тему. Чаще всего горожане возмущаются по поводу того, что стоимость проезда увеличилась, а качество сервиса осталось на низком уровне. А как этого избежать, если у предприятий просто физически нет средств на обновление подвижного состава, закупку качественных запчастей и качественного топлива?

Как обновляться, когда мы предоставляем обоснование тарифа в 22-23 руб., получаем в реальности 15 руб. – но с теми же обязательствами для компаний?! Естественно, мы будем ужиматься, экономить на всем. Ведь в обоснование тарифа в 22-23 руб. мы вкладываем и форму, и ремонт асфальтового покрытия на автобазах, и амортизацию зданий и сооружений, и покупку запасных частей. Дешевой себестоимость проезда может быть только у тех компаний, которые не имеют собственного подвижного состава, ремонтных баз и персонала – и таких организаций не должно быть много. А пока, получается, городские власти не исполняют свои обязательств перед перевозчиками. Так что мы – заложники ситуации.

– Вы обрисовали довольно мрачную картину. А к чему эта ситуация может привести? 

– К сожалению, ни к чему хорошему. Неприятные инциденты уже есть: с конца 2016 г. у ряда транспортных организаций начали возникать финансовые проблемы с содержанием, обслуживанием и оплатой кредитных взносов за технику, купленную для выполнения условий по модернизации автопарка. Некоторые лизинговые компании стали расторгать договора с контрагентами и забирать автобусы. И в дальнейшем ситуация может сложиться таким образом: если не будет какой-то активной политики в области ценообразования в пассажирском транспорте, то мы можем в достаточно недалеком будущем увидеть обратную реакцию реформы обновления подвижного состава – когда предприятия вернутся к эксплуатации «бэушных» автобусов.

Понимаете, когда наступает точка убыточности предприятия, возникает вопрос – зачем себе дальше рыть долговую яму? Проще это закончить сегодня и сейчас. И, возможно, будет такая ситуация, что предприятия либо сами начнут уходить с того рынка – я говорю о серьезных игроках – по причине того, что их никто не слышит, либо просто пойдет обратная реакция в виде замены новых автобусов на старые. И тогда городу будет обеспечен реальный транспортный коллапс. Пока остается только надеяться, что до этого не дойдет – но гарантировать никто ничего не может.

Беседовала Татьяна Омельченко

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Обозреватель.Врн © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх