Президент Сбербанка объяснил позицию по поддержке арендодателей

Представители банковского сектора активно участвовать в лоббировании закона, не позволившего крупным арендаторам в связи с ограничениями по коронавирусу получить серьезные отсрочки платежей за занятые помещения, по причине важности поддержки базовых принципов экономики и гражданского общества. Участие в конфликте между арендодателями и крупными ритейлерами прокомментировал в интервью ТАСС президент, председатель Правления ПАО Сбербанк Герман Греф.

Комментируя ситуацию, с которой банк столкнулся во время масштабного кризиса, осложненного пандемией коронавируса, глава компании рассказал о критериях, по которым принимались решения о помощи той или иной организации. В частности, Герман Греф подчеркнул, что Сбербанк старался максимально помочь всем клиентам, от которых поступали обращения – с ними искали пути по реструктуризации кредитов, оптимальные условия погашения и пролонгации займов.

– Теряет экономика – теряет банк. Вторая линия обороны. Первым выгодоприобретателем проблем и долгов является наш клиент, потом мы, – рассказал глава Сбербанка.

При этом Герман Греф пояснил, что в конфликте между арендаторами и владельцами помещений, участниками которого стали различные лоббистские группы, банк встал на сторону арендодателей по единственной причине.

– Даже в самой тяжелой кризисной ситуации нельзя нарушать базовые принципы гражданского законодательства. Есть понятие двустороннего договора. Никто не может по своей воле его расторгнуть. Госдума же предложила дать право арендатору в одностороннем порядке выходить из сделки. Да еще без компенсации потерь. Грубейшее нарушение основ устойчивости хозяйственного оборота! – отметил президент Сбербанка. – На мой взгляд, во внесудебном порядке этого делать нельзя. Мы боролись за принцип.

Глава финорганизации убежден, что принятие законопроекта в том виде, в котором он обсуждался, мог привести к «грандиозному подрыву всех экономических отношений» в России. Логика проста: возникли бы дополнительные сложности, финансы стали бы более дорогими и менее доступными, а при заключении двухсторонних сделок потребовалось бы дополнительно страховать риски – что тоже сказалось бы на итоговой стоимости.

– Можно сказать, это дополнительный налог на экономику в целом. Его удалось минимизировать, найти компромисс, и это большое благо, – резюмировал Герман Греф.

При этом глава госбанка признал, что в связи с кризисом и теми решениями по реструктуризации займов, которые пришлось принять, Сбербанк по итогам года «недосчитается в этом году не одной сотни миллиардов рублей».

Дмитрий Аксенов

Это интересно

Комментарии закрыты.