Александр Сысоев: «Сфера ЖКХ просто кричит о том, что нужен системный ремонт»

С 27 сентября теплоснабжающие и обслуживающие организации начали запускать тепло в воронежские многоэтажки. Но уже 1 октября изношенный до предела участок теплосети по ул. Димитрова не выдержал. Десятки домов остались замерзать. О том, почему подобные аварии вошли в привычку, сколько лет потребуется, чтобы наладить систему и как это скажется на наших платежках за коммуналку, «Обозреватель.Врн» поговорил с председателем постоянной комиссии по ЖКХ, дорожному хозяйству и благоустройству Воронежской городской Думы Александром Сысоевым.

«Пропасть, которую очень тяжело ликвидировать»

– Как оцениваете темпы подачи тепла в этом году?

– Пуск состоялся, но при этом образовалась течь. Можно ли признать такую подготовку успешной? Должен отметить, что в этом году внимание со стороны чиновников к работе отопительной системы в Воронеже значительно выросло. Раньше как было? Сказали, что узел поверили – значит, можно лить горячую воду. А ведь по букве закона нужно проверить еще до 10-15 нормативных пунктов.

Сказалось и вовремя изданное постановление мэрии, и выборная кампания в Госдуму, и в городской Думе представители всех пяти представленных партий своевременно подняли вопрос об отставании в подготовке к сезону. Хорошо сработали региональные прокуратура и Роспотребнадзор.

Некоторые специалисты теплоснабжающих организаций привыкли, что у них принимают работу, как придется. А проверяющие, в свою очередь, думают: «Кто там посмотрит, работает манометр или нет?». Сегодня начали спрашивать. Я в этом сезоне разговаривал с теми, кто непосредственно готовит теплосети – со слесарями. Слышал от некоторых из них: «Да зачем вам это нужно? Никогда же такого не было!».

–Когда же придет понимание, что подпись под актом — личная ответственность за дом, жилой комплекс или целый микрорайон?

–Когда приходит прокуратура или органы технического надзора должен стоять большой вопрос и перед управляющей компанией, и перед управой: «Зачем ставить свою подпись за то, чего нет?». Перед ними должна быть дилемма: как потом будем отвечать? В этом году по уже существующим обращениям в комиссию по ЖКХ, дорожному хозяйству и благоустройству гордумы видно, что напряжение в этой сфере сохраняется. У депутатов всех до одной фракций «раскалываются» от звонков телефоны, потому что на каждом округе есть якобы подписанные акты о якобы пущенном тепле в дома, ничего общего с реальностью эти заявления не имеют. Где-то течет система, непроверенная и неотремонтированная управляющими компаниями, а где-то и тепла вовсе нет.

–Не сказалось ли на качестве подготовки то, что отопительный сезон стартовал так рано – с 27 сентября? В предыдущие годы, как правило, батареи начинали теплеть только в октябре.

– Глава города, на мой взгляд, правильно дал команду запустить систему раньше. Это и необходимость, связанная с погодными условиями, и проверка работоспособности системы. Глава города не должен играть в «верю – не верю». Он должен точно знать, вовремя ли все происходит, довольны ли люди. Как человек ответственный Вадим Кстенин вскрывает проблемы, чтобы все было сделано к приходу серьезных холодов.

Разорвать «бумажную» цепочку и понять, действительно ли, везде все было сделано хорошо, помогает только гражданский контроль. Представляете, сколько писем от наших жителей за время подготовки к отопительному сезону приходит только в Воронежскую городскую Думу? В этом году около 400!

–Повреждение теплосети по улице Димитрова оставило без тепла тысячи воронежцев. Подобные «сюрпризы» – неизбежность?

– Проблема актуальна, несомненно, идет большая реконструкция сетей. Почему же ситуация не исправляется? Исправляется, но модернизация займет несколько лет. Почему так? Вернемся на 25 лет назад. Примерно с 1995 по 2006 год отставание в инвестировании сферы ЖКХ создало пропасть, которую очень тяжело ликвидировать.

Если бы мы плавно вкладывались в эту сферу, если бы не было популистских действий от тогдашнего руководства города, которое упорно не поднимало тарифы на тепло, то сейчас не было бы настолько больших проблем. Я даже не говорю, что воровали или плохо администрировали. В те годы около миллиарда рублей из городского бюджета уходило на дотации за теплоснабжение. Кому шли эти деньги? Цифровизации не было. Система бесконечно отставала.

Последние деньги в обновление теплосетей приходится вкладывать с опережением установленных графиков, но этого все равно недостаточно, чтобы в принципе исключить аварии. Если взять за основу, что в Воронеже мы должны быть уверены в 100% теплосетей, то сегодня можно говорить только где-то о 60%.

–При обновлении теплосетей опираются на обращения к вам в приемную?

– Да, это рабочий процесс, когда парламентарии поднимают вопросы, исходя из обращений жителей в приемную. Но обобщение данных – это уже не работа депутатов. Ведь каждому из нас хочется сделать свой округ лучше, но мы не в полной мере знаем ситуацию на соседнем. Общий анализ и координация действий должны и происходят на уровне мэрии Воронежа.

Что будет с тарифами в этом году?

– Коронакризис привел еще и к повсеместному росту цен. По данным Минэкономразвития, как раз к 27 сентября инфляция в годовом выражении достигла 7,26%. Не скажется ли это на инвестиционной программе по обновлению теплосетей?

– Пандемия сказывается, но, на мой взгляд, по-другому. Людям сейчас тяжело: выросли траты, например, на лекарства, есть опасения потерять работу. Все это делает невозможным плановый рост тарифов. Подчеркну – который записан в соглашении о передаче имущества МУП «Воронежтеплосеть» в концессию ПАО «Квадра».

Представьте: вы пообещали, что финансирование будет увеличиваться за счет повышения тарифа, но не сдержали слова. Как тот, кто взял на себя обязательства по обновлению теплосетей, будет работать? Если не платит житель, то за него должны платить областной или городской бюджет, чтобы поддерживать хотя бы те же темпы по снижению аварийности на теплосетях.

В том сезоне справедливо не стали максимально повышать тариф для населения. Разницу закрыли из бюджета Воронежской области. Для жителей важно, что они не являются прямыми плательщиками и не несут дополнительных затрат. Но специалисты, которые работают с бюджетом, понимают, что деньги на поддержку отопительной системы нужно выделить, забрав из другой статьи расходов. Например, со строительства школы или парка, или чего-то еще.

Что будет в этом году? Пока неизвестно. Дотация из областного бюджета может, как увеличиться в два раза, так и снизиться до нуля.

– Когда же может быть принято решение?

– Форма принятия подобного решения может быть разной. Закон дает возможность губернатору Воронежской области направить постановление в тот или иной муниципалитет о повышении тарифов в разной степени. Такое решение может быть принято как по Россоши, так и, например, по Воронежу. К слову, у соседей, в Тамбовской и Липецкой областях, действует подобная процедура.

У нас же все выстроено иначе. Наша процедура также законна, но справедлива ли она по отношению к системе принятия решений в регионе? Получается, что вопрос о повышении тарифов стоит перед депутатами. Никто из нас не хочет увеличивать стоимость. Мы же все выбраны народом. А потом нам дают данные о том, что в муниципальном бюджете нет денег, чтобы компенсировать хотя бы часть затрат на содержание и обновление инфраструктуры. Какое в этой ситуации у нас может быть решение, если только за последние два месяца регион столкнулся с четырьмя крупными коммунальными авариями? Вся сфера ЖКХ просто кричит о том, что нужен системный ремонт. Чтобы тот же левый берег не затопило нечистотами, а на правом замерзли многоэтажки.

Депутаты, приняв решение, отдают его на рассмотрение в правительство области, губернатору. Главе региона после этого докладывают, что в бюджете области нашлись деньги, чтобы сдержать рост тарифов. Но нас-то об этом не информировали, ведь мы – депутаты городской, а не областной Думы. Так получилось в 2020 году. Почему нельзя было обратиться в городскую Думу уже после анализа резервов регионального бюджета? Думаю, справедливее было бы вначале проверить все «карманы» в исполнительной власти, сверить все политические риски, а уже после этого идти к депутатам городской Думы.

–За три года действия концессионного соглашения в Воронеже переложили порядка 60 км муниципальных теплосетей. Кажется, много. Однако 1 февраля 2019 года было передано в концессию 588 км тепловых сетей. Уже кажется, что 60 – не такая большая цифра.

– На этот вопрос я уже частично ответил выше. Сфера ЖКХ требует системного и постоянного ремонта. По своему опыту могу сказать, что до 2019 года на протяжении многих лет обновление тех же теплосетей проводили только в том случае, когда уже громыхнет какая-либо коммунальная авария. Сегодня, к сожалению, они тоже случаются, однако, уже ведется работа по реконструкции системы. Стоит учитывать, что и не всем 588 км тепловых сетей нужна замена. Надеюсь, что с нынешним руководителем воронежского филиала «Квадры» Виктором Назаровым, который взял риски на себя, и в диалоге с главой регионального департамента ЖКХ и энергетики Максимом Зацепиным удастся достичь большего результата.

Виктор Левшаков

Это интересно