Спустя рукава?: Прокуратура выявила недоработки в борьбе с экстремизмом в Воронежской области

Межведомственные комиссии по противодействию экстремизму как на областном, так и на муниципальном уровнях допускают упущения в своей работе. Об этом сообщил начальник отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях,  противодействии экстремизму и терроризму прокуратуры Воронежской области Олег Паршиков в пятницу, 26 мая.

Выступая на межведомственном совещании по вопросам противодействия экстремистским проявлениям, Паршиков отметил, что, например, региональная комиссия не дорабатывала с планированием и реализацией культурных мероприятий, не связанных с профилактикой экстремизма.

– Вне поля ее зрения оставался вопрос организации профилактических мероприятий в отношении мигрантов, в том числе по их социальной и культурной адаптации, – подчеркнул прокурор.

Схожие проблемы были выявлены и в работе аналогичных комиссий муниципального уровня. В частности, представитель надзорного ведомства указал на отсутствие в планах работы конкретных мероприятий, а документы просто сводились к тематике обсуждаемых вопросов. Кроме того, отсутствовал контроль исполнения принятых решений, а планируемые мероприятия касались деятельности лишь общеобразовательных учреждений, в связи с чем круг озвученных профилактикой ограничивался только несовершеннолетними.

Впрочем, среди тех, кто не проявил должного рвения в деле профилактики экстремизма, отметились не только профильные структуры, созданные при органах власти, но и, например, некоторые вузы. Причем, что особо примечательно, ряд из них имеет ведомственную принадлежность, соответственно, должен выступать флагманом этих процессов.

Например, воронежские институты ФСИН, государственной противопожарной службы, а также экономики и социального управления не включили в образовательный процесс программу «Гражданское население в противодействии распространения идеологии терроризма». И это притом, что остальные высшие учебные заведения реализуют ее уже с 2016 г.

Также некоторые вузы проигнорировали требования о проведении тестирований и анкетирований обучающихся по вопросам отношения к экстремизму, выявлению скрытой агрессии, нетерпимости к представителям иных национальностей. Среди нарушителей – опять же институт ФСИН, а также институт МЧС, Лесотехнический университет, Институт высоких технологий и др.

Но и это – еще не все претензии, предъявляемые к учреждениям образования.

– В ряде образовательных организаций установлены нарушения в работе системы контентной фильтрации, в результате чего ученики имели беспрепятственный доступ к экстремистским сайтам, – отметил Олег Паршиков.

По идее, все эти недостатки могли привести к росту преступлений экстремистской направленности, выявляемых в регионе. И, на первый взгляд, так оно и произошло. По словам Паршикова, если в 2015 и 2016 гг. в регионе регистрировалось по семь подобных случаев в год, то только с начала 2017 г. – уже шесть. Впрочем, как отметил начальник отдела облпрокуратуры, связано это, прежде всего, с активизацией работы по выявлению таких преступлений – прежде всего, в сети Интернет.

Да и сравнительные их характеристики, честно говоря, не поражают.

– В структуре преступлений, зарегистрированных на территории области, они составляют не более 0,06% и не оказывают влияния на криминальную обстановку в регионе, – подчеркнул Паршиков.

Тогда, спрашивается, есть ли смысл поднимать вокруг них шумиху?

Юрий Бабаян

Это интересно

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.