Андрей Марков: «Когда ломаем систему – лавочек больше не становится»

В 2020 г. воронежцев ждут масштабные избирательные кампании: в городскую и областную Думы. И пусть до дня голосования еще 10 месяцев, однако «брожения» вокруг этой темы активно идут уже сейчас. Нужно ли обновлять оба парламента наполовину, как неоднократно заявлялось на «самом верху»? Следует ли отменять выборы по партспискам? На эти и другие темы – наш разговор с депутатом Государственной Думы РФ от Воронежской области Андреем Марковым.

Интеграция в «машину»

– Андрей Павлович, давайте сначала оценим прошедшую кампанию 2019 г. Была ли она для Воронежской области некоей подготовкой к масштабным выборам следующего года?

– Не думаю. Кампания была небольшая, основное число жителей региона ее не заметило. Относительно крупными можно назвать разве что выборы депутатов Аннинского райсовета.

– А если посмотреть на более крупные кампании, прошедшие по стране и, в частности, в Центральном Черноземье? Какие новые явления продемонстрировали они?

– На мой взгляд, главный итог прошедших кампаний – в стране не удалось отойти от партийной принадлежности кандидатов с плюсом для них. Идея о том, что выдвижение от «Единой России» только помешает избранию, я считаю, не сработала. Там, где партийная принадлежность не скрывалась, кандидаты показали лучший результат, чем там, где ее попытались завуалировать, представив претендентов на тот или иной пост в качестве самовыдвиженцев.

– Почему, по вашему мнению, это произошло?

– Потому что у партии есть свой ресурс – прежде всего, идеологический. И принадлежность кандидата к той или иной парторганизации, хотим мы этого, или нет, помогает перенести часть этого ресурса на ее выдвиженца. Избиратель видит, кто стоит за тем или иным претендентом, и делает свой выбор, в том числе, за счет его партпринадлежности. Если же человек идет как самовыдвиженец, зачастую становится непонятным, какую идеологию он исповедует, как он интегрирован в государственные институты, и т. д. И он недобирает часть голосов.

– Разве люди голосуют не за персоналии?

– И за них тоже. Но, в любом случае, для людей важно понимать, что человек, за которого они голосуют, встроен в общую машину: общественную и государственную. И если кандидат, которого еще вчера ассоциировали, например, с «Единой Россией», сегодня вдруг говорит, что не имеет к ней никакого отношения, у людей возникает непонимание. Возможно, именно поэтому те, кто абстрагировался от партии, продемонстрировали результат худший, чем те, кого партия выдвинула.

Партия сегодня выстроена, у нее есть идеологический и человеческий ресурс, региональные отделения начинают возглавлять губернаторы – нет смысла разрывать с ней связь, чтобы привлечь избирателей. Долгие годы партийный инструмент был основным в стране. И тут мы берем, да говорим – все, он больше не нужен? Нет, так система не работает.

– К слову, о том, что губернаторы начинают возглавлять реготделения «Единой России». Пусть Воронежская область и не вошла в список «экспериментальных» регионов, дайте свою оценку этому новшеству.

– Не дам. Пока просто не пришло для этого время – нужно смотреть, как система будет работать. То, что губернатор придаст веса партийной организации – это бесспорно. Другое дело, сможет ли он глубоко погружаться в ежедневные проблемы отделения? Позволят ли ему делать это обязанности, налагаемые статусом высшего должностного лица региона?

У нас, в принципе, в большинстве регионов связь между губернаторами и отделениями «Единой России» и без того очень крепкая, они регулярно делятся собственным идеологическим ресурсом друг с другом. Но одно дело взаимодействовать с партией, а другое – возглавить ее структуру. Здесь могут возникнуть сложности.

«Ментальное» обновление

– В 2020 г. регион ожидают одни из крупнейших выборных кампаний – в областную и городскую Думы. Чего лично вы ждете от них?

– Если говорить лично про себя – то серьезной работы на округе. Нет, сам я, естественно, баллотироваться никуда не буду, но в кампании участвовать, разумеется, придется.

Если же говорить о моих ожиданиях от кампании как таковой, то я уверен, что резко возрастет конкурентная борьба за избирателей – в сравнении, разумеется, с 2015 г. Партии, которые в ней будут участвовать, постараются как можно громче заявить о себе. При этом, по моему мнению, пробиться в парламент смогут только те структуры, которые и сегодня представлены в Госдуме и региональных парламентах. Веры в то, что в Воронежской области смогут хорошо выступить непарламентские партии, у меня нет.

– Почему?

– По разным причинам. Им будет сложно собрать достаточное количество подписей – процедура эта по-прежнему достаточно сложна. Но главное – они пока еще слабы сами по себе. У них нет нормальной организационной структуры, наполненности людьми.

– Вы сейчас больше говорите о партиях. А какая конкурентная борьба будет в одномандатных округах?

– На выборах в Воронежскую областную Думу у большинства партий просто нет возможности выдвинуть достаточное количество референтных людей, которые смогут составить конкуренцию выдвиженцам от «партии большинства», прежде всего в сельских округах. Разве что такие появятся на отдельных округах, расположенных в самом Воронеже и в традиционно «политически активных» территориях, например, в Семилуках, Россоши, Борисоглебске.

А вот на выборах в гордуму, наоборот, можно ожидать серьезного усиления конкурентной борьбы. Муниципальные округа более тесны территориально, тут проще вести кампанию, настроения здесь традиционно более протестные.

– За годы, прошедшие с последних выборов в городскую и областную Думы, в Воронеже и области сменились первые лица. Ожидаете ли в этой связи вы ментальных изменений в обоих парламентах после выборов-2020?

– Ментальные изменения в чем? В том, что резко усилится оппозиция? Что станет больше самостоятельности, а Думы начнут активно критиковать первых лиц? Не вижу к этому предпосылок. Да и зачем это? Дума и руководитель органа исполнительной власти должны работать конструктивно. И критика должна быть конструктивной. Когда вы помните последние «войны» между ними? Они завершились в середине «нулевых». И разве в те годы область и город развивались хорошо?

– Губернатор Александр Гусев ранее говорил о необходимости для Воронежской областной Думы обновиться на 50%. Вы согласны с этой оценкой? Какой уровень обновления видели бы предпочтительным вы для обеих Дум?

– Знаете, 30, 50 или 70% – для меня не так важно. Губернатор сказал про половину – он этих людей видит чаще, значит, так и есть. Это ведь еще и запрос избирателей на обновление, который хорошо понимает губернатор. Действительно, есть возрастные депутаты, которым уже тяжело работать на округе, есть и откровенные «прогульщики». Думы обновятся, и это объективный процесс.

Система и лавочки

– Не так давно в СМИ просочилась информация, что в городской Думе якобы обсуждалась возможность отказа от выборов по партспискам и что – опять же, якобы – вы были противником этой отмены. Насколько эта информация имеет под собой основу?

– О том, что идея обсуждалась, я слышал. Почему ее не реализовали – могу только догадываться. Наверное, здравый смысл возобладал. Потому что я – да, против нее. Я не могу быть «за» – пять лет назад я был одним из тех, кто открыто выступал за ее внедрение. И с чего вдруг я поменяю свое мнение по этому поводу?

– Почему вы так поддерживаете партсписки? Чем они могут помочь на муниципальном уровне, где от депутата ждут больше конкретной помощи для округа, чем какой-то идеологической работы?

– Тут два момента. Первый – я не считаю, что муниципальные депутаты должны заниматься только благоустройством дворов. Нормальное государство требует развития нормальных партийных институтов на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном. Работа городского депутата – это не только лавочки. Это – и бюджет, и Генплан, и транспортная система, и т. д. При разработке этих тем следует учитывать, в том числе, мнения парторганизаций. И здесь роль депутатов-«списочников» очень велика.

– Даже если у той или иной фракции в итоге – только один-два депутата?

– Численность фракции влияет только на возможность принятия решений. Однако у любой из них есть доступ к трибуне для выражения своих мыслей и идей. Выборы по партспискам помогают оппозиционным партиям сохранить этот доступ. Не надо менять систему и лишать их его.

– Вы говорили о двух причинах, по которым вы не поддерживаете отказ от партсписков. С первой, вроде, все понятно. А в чем заключается вторая?

– Со второй все еще проще. Я категорически против постоянных смен правил игры, выборные институты не должны меняться из года в год. Нужно, чтобы по одним правилам проводилось несколько легислатур – тогда выстраивается понятная система на долгие годы, десятилетия вперед. Тем более, что партсписки стали важны – в том числе, на уровне муниципалитетов. Так зачем нам отказываться от того, что важно?

– Важно для кого? Для самой партии, или для избирателей?

– Это в целом стало важно. Это – институт, который начал формироваться. И мы не должны его разрушать. Важно сохранять институты и развивать их.

Не надо думать об избирателе, как о человеке, которому важна только лавочка во дворе. Лавочки появятся во всех дворах только тогда, когда в стране будет неизменяемая система. Когда мы ломаем систему, лавочек больше не становится. Как бы парадоксально это ни звучало.

Беседовал Юрий Бабаян

Это интересно

Комментарии закрыты.