Между школьницей Гретой и профессором Клаусом

Тысячи мертвых осьминогов, крупных рыб, морских ежей и крабов, выброшенных мертвыми на камчатский берег в Авачинской бухте, встревожили всю страну. Власти приняли незамедлительные и похвальные меры: председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин направил на Камчатку специалистов для исследования причин случившегося. Заняться тем же самым поручил региональным ведомствам полпред президента России в ДФО Юрий Трутнев. Подключился к ситуации и глава Минприроды Дмитрий Кобылкин, а камчатский губернатор Владимир Солодов лично возглавил начавшееся разбирательство.

Такая ответственная и оперативная реакция на экологическое бедствие, казалось, вот-вот приведет к тому, что виновные в гибели морских животных будут установлены и примерно наказаны, меры против посягательств на чистоту водной акватории усилены – и подобных безобразий больше никогда не случится.

Однако выяснилось, что наказывать некого, а предпринять по-быстрому ничего не получится… Причиной гибели обитателей океанических глубин оказалось потепление климата. В результате того, что средняя температура за сентябрь на Камчатке оказалась выше нормы на два-три градуса, началось бурное цветение токсичных водорослей, которое и погубило столько океанической живности. К сожалению, водоросли нельзя арестовать за такое безжалостное уничтожение морской фауны.

Само это событие стоит в одном ряду и с воронежскими пожарами, и с мировой пандемией, и даже с гибелью лесов Амазонки. Глобальное потепление создает все больше и больше проблем. Некоторые ученые связывают с ним и возникновение новых инфекций, а участившиеся наводнения и пожары – прямое следствие.

Но все, что противопоставляется климатической опасности на государственном и международном уровнях, – это вычерпывание воды из продырявленной лодки. Вместо того, чтобы залатать дыры и остановить течь.

Самые сознательные в этом плане – европейцы. Но и они недалеко ушли от знаменитой школьницы Греты Тунберг, требующей просто прекратить добывать нефть и газ, ездить на автомобилях и летать на самолетах. Стокгольмской девочке, прогулявшей слишком много уроков для проведения школьных забастовок «за климат», простительно не понимать простой факт. Человечество прошло точку невозврата, когда можно отказаться от достижений научно-технического прогресса и спать спокойно на зеленой траве под голубым небом, без лесных пожаров и кислотных дождей. Однако и Евросоюз, принявший пафосную доктрину «Зеленый пакт», не нашел ничего лучше, как разработать масштабную программу мероприятий с целью прекращения выбросов углекислого газа к 2050 году. Всеми возможными путями.

В России тоже понимают всю значимость угрозы. По инициативе Президента Владимира Путина инициирован нацпроект «Экология». И хоть последний в отличие от «Зеленого пакта» ЕС получился более прагматичным и реалистичным – содержит мероприятия по очищению воды и воздуха, восстановлению лесов, ликвидации токсичных свалок и т.д., – он тоже не может быть образцом ответа на главный вызов человечеству.

Проблема глобального потепления состоит в том, что наша экономическая деятельность приводит к выбросам углекислого газа в таких объемах, в которых Земля уже не способна его поглотить. CO2 накапливается в атмосфере и планета нагревается, что грозит все более катастрофическими последствиями. Есть всего два пути решения этой проблемы, остальное – попытки немного отсрочить коллапс.

Первый путь – ввод альтернативных источников энергии, которые могут реально, хотя бы с тем же экономическим эффектом заменить угловодороды. Другой – выкачка углекислого газа из атмосферы и его переработка либо утилизация, обезвреживающая негативное влияние на атмосферу. Для России как нефтегазодобывающей державы второй путь, конечно, предпочтительнее. Однако в любом случае эффективных технологий ни для того, ни для другого у человечества нет. И все, что делают даже самые прогрессивные борцы с климатом, немногим действеннее ареста токсичных водорослей.

Выход – только в том, чтобы организовать широкомасштабные фундаментальные и прикладные научные исследования, которые бы позволили подобные технологии создать. И наработки на эту тему есть. Одни из самых интересных, кстати говоря, в США, которые как государство официально отказались от борьбы с глобальным потеплением, в ноябре прошлого года уведомив ООН о выходе страны из Парижского соглашения по климату. Но именно американский профессор Клаус Лакнер разработал пока несовершенную технологию «искусственного дерева» со специально обработанными пластиковыми листьями, которые впитывают углекислый газ в тысячу раз лучше настоящих деревьев. У ученых есть и другие идеи на тему углеводородной абсорбции. Но всех этих разработок пока явно недостаточно для решения проблемы в глобальных масштабах.

Вместе с тем мировой коронавирусный кризис побуждает правительства экономить именно на том, что подает надежды на преодоление климатического вызова – на финансировании науки. На прошлой неделе выяснилось, что государственные расходы РФ на гражданские исследования и разработки в 2021 году урезаны на 32,8 млрд руб. и составят 486,1 млрд руб., или 2,3% от расходов федерального бюджета на 2021 год. А продвинутый в «зеленом» отношении Евросоюз постоянно стремится взять на себя повышенные обязательства: сейчас обсуждается, что нужно снизить к 2030 году объемы выбросов углекислого газа на 60%, а не на 40%, как запланировано ранее. Но о пропорциональном этим амбициям повышении финансирования научных программ речь не идет. Как будто без новых технологий все эти целевые показатели что-то будут значить?!

Только увеличение финансирования научных исследований, связанных с минимизацией или утилизацией выбросов CO2, и содействие международной кооперации ученых по этому направлению даст нам шанс отбить угрозу поистине планетарного масштаба.

И главное – позволит уцелеть и камчатской рыбе, и воронежским соснам.

Андрей Черваков

Это интересно

Комментарии закрыты.